20 Ноябрь 2017 года, Понедельник

Пайгарма. Пайгармский Параскево-Вознесенский женский монастырь

Пайгармский Параскево-Вознесенский (во имя великомученицы Параскевы и в честь Вознесения Господня) женский монастырь расположен в 35 км от г. Саранска, в 5 км от крупной узловой железнодорожной станции Рузаевка, близ д. Пайгарма, по которой он и получил свое название. Основан в 1864 по инициативе местных крестьян и на землях, подаренных благотворительницей статской советницей Марией Михайловной Киселевой. Местные жители приметили некоторые особенности Пайгармских окрестностей еще в древности, но только в ХVIII в популярность местных реликтовых вод вошла в сферу православных ритуалов. Основных источников три: два освящены в память прп. Сарафима Саровского и угодника Николая Мирликийского, а третий — во имя великомученицы Параскевы. Из двух первых источников, Серафимовского и Никольского, вода берется для умывания; из источника великомученицы Параскевы часть воды направляется в купальни, а часть выводится в сток под алтарем храма, откуда вода берется для питья. При основании монастыря верующие опирались на уже сложившиеся представления о святости пайгармских родников. Во второй половине ХVIII в. пустошь возле д. Пайгармы принадлежала рузаевскому помещику Еремею Струйскому. Он продал бесполезные участки помещикам Дятковым, а те перепродали дровяной лес на холмах четырем богатым мордвинам. Вскоре в одном из лесных источников была явлена икона великомученицы Параскевы, от которой получил исцеление получивший отставку больной солдат. Исцеленный сделал сруб, опустил его в родник — и с тех пор, вот уже два века, к источнику не зарастает народная тропа. После реформы 1861 владельцы пайгармских дач решили пожертвовать пустошь на богоугодное дело — открыть здесь монастырь при родниках. В 1863-65  крестьяне из нескольких мордовских сел настойчиво ходатайствовали перед епархиальным начальством об устроении женской общины, в чем им помогала пензенская дворянка Мария Михайловна Киселева, владевшая под Пайгармой немалым куском земли. К концу 1864 основная тяжесть трудов по монастырским делам легла на ее плечи. М. М. Киселева добилась того, чтобы 20 июля 1865 Св. Синод открыл при ключах сестринскую общину. Чтобы обеспечить ее материально, Киселева передала инокиням принадлежавшие ей 20 десятин пашни под Пайгармой, то же самое сделали еще несколько богатых крестьян: Василий Губков из Болдова, Николай Росланкин, Дмитрий и Петр Костины, Семен и Степан Захаровы из Мордовской Пишли. Всего за общиной оказалось 46 десятин пашни и леса. в 1878 внес вклад император Александр Второй – 75 десятин земли в семи верстах от монастыря (т. н. «Царская дача»). Избранная попечительницей новой общины М. М. Киселева поручила устройство монастыря рясофорной инокине из Керенска Пелагее Степановне Смирновой. Весной 1865 началось строительство храма ад источниками. За несколько месяцев число сестер увеличилось до 20 человек, потом к ним пришли еще десять «черничек». В 1882 община достигла численности 220 чел. В 1895 постоянный штат состоял из 47 монахинь, 8 указных послушниц, 271 живущих на испытании, на иждивении жили 15 стариц и 36 сирот из семей священнослужителей. По некоторым данным, к 1915 число монахинь, послушниц и иждивенцев достигло почти 600 чел. В Петербурге пайгармские сестры нашли поддержку в лице графа А. С. Апраксина и его жены графини Марии Дмитриевны. В Апраксином Дворе существовала часовня Пайгармского монастыря. Деньги в Пайгарму поступали от жертвователей из Тобольска, Москвы, Пензы, Ростова-на-Дону, Саранска, из Области Кубанского войска, Псковской, Астраханской, Казанской губ. В конце XIX в. открылись подворья в Саранске, Пензе, Инсаре и С.-Петербурге (вторая).

Инсарское подворье в 1909 стало самостоятельным Свято-Ольгинским монастырем. До 1865 в Пайгарме стояла небольшая часовенка над источником и две полуразрушенные кельи. В 1866 была освящена обновленная часовня – Параскево-Пятницкая. На пожертвования многих доброхотов в 1874 была возведена Вознесенская церковь, позднее значительно расширенная. Окончательный ее вариант – трехпрестольный храм с центральным престолом во имя Вознесения Господня и придельными в честь Тихвинской иконы Божией Матери и Николая Чудотворца, с пятью главами и колокольней. С внешней стороны ее обшили тесом и покрасили, внутри оштукатурили. Иконостас вырезали из дуба и покрыли сусальным золотом. Все иконы первого и второго чина считались дорогими по качеству письма. Особо ценной являлась Тихвинская икона Божией Матери, оправленная в серебряно-золотую ризу с драгоценными камнями. Монастырь получил ее в подарок от патриарха Иерусалимского Прокопия в 1874. Среди других святынь почитались две иконы мученицы Параскевы – дар М. М. Киселевой и саранского дворянина Андрея Николаевича Салова, заказавшего эту икону на Афоне, в Болгарском монастыре, где хранились мощи мученицы Параскевы.

В 1873 взамен часовни над источником благотворители срубили небольшую деревянную церковь во имя великомученицы Параскевы; тогда же источник, оказавшийся внутри храма, оправили в кувшин, а выход воды оградили металлической решеткой. Этот храм особенно хорошо вписывался в заросший лесом перелог. Разрушенный в 1950-е, ныне он восстановлен в общих чертах сходным с прежним. С его появлением овраг преобразился, лес приобрел парковые черты. Стратегически архитектурный замысел обители опирался на естественные перепады высот. Крутой спуск к пруду и источникам ограждался рядом келий, начинавшихся архиерейскими покоями и продолжавшихся двухэтажными каменными и каменно-деревянными жилыми зданиями, которых насчитывалось четыре. Это — южная сторона комплекса. С западной стороны над распадком архитекторы поставили двухэтажный корпус трапезной и вытянутый в длину келейный одноэтажный корпус. С севера площадь окаймляли больничный корпус с внутренней домовой церковью и еще два корпуса келий для «жаждущих испытания». С восточной стороны монастыря помещались общественные здания: лавка, школа, интернат, хозяйственные службы. Немного дальше, за стенами игуменья Параскева построила две гостиницы для паломников. Вся центральная часть монастыря – это соборная площадь, сердце общины — два храма, усыпальница и колокольня.

К середине 1870-х весь монастырь уже был обнесен стеной с угловыми башнями, имитировавшими храмовые мотивы. Соборная площадь складывалась долго, больше двух десятилетий.

В 1874 западнее Вознесенской церкви был заложен большой Успенский собор, на возведение которого ушло 16 лет. Собор проектировался четырехстолпным, пятиглавым, двухсветным, трехпрестольным (центральный престол — в память Успения Божией Матери, боковые престолы — в честь Воздвижения Креста Господня и в память Усекновения главы Иоанна Предтечи). Обликом он схож с храмом Христа Спасителя, но имеет черты глубокой оригинальности. Росписи собора отличались исключительной красотой и монументальностью. Часть фресок дожила до наших дней, утратив лишь небольшую часть красочного слоя: варвары ХХ века стреляли по ликам из винтовок, выскабливали ножами глаза у святых, местами отбивали куски штукатурки.

Реставраторы восстановили, а частью переписали заново  росписи в конце 1990-х. Собор отремонтирован, приведен в нормальный вид, в нем идет служба; акустические данные храма великолепны, а внутреннее пространство, пронизанное пятью столпами света из пяти глав, наполнено торжеством духа.

Второй, уже каменный Вознесенский храм был заложен в 1893 по проекту пензенского епархиального архитектора А. Е. Эренберга, сразу после окончания строительных работ в Успенском соборе, точно по его оси, за апсидами, метрах в сорока-пятидесяти на восток. В основных чертах Вознесенская церковь повторила абрис собора, но это не было механическим копированием, – новый храм хотя и ставился по методе эклектики, однако зодчий не допустил бездумного переноса типовых решений. Архитектурно Вознесенская церковь недалеко ушла от привычного «тоновского» пятиглавия, но целью монахинь было получить зимний храм, отопление которого не требовало больших денежных затрат. Ныне порушенные в советское время главы храма восстановлены, но росписи еще ждут своего часа. В храме имеется одна фреска, закрашенная в 1950-е, но все отчетливее проступающая сквозь краску без вмешательства реставраторов. Из росписей храма наиболее интересно изображение св. Пантелеймона на столпе, а на западной стене, наверху –  три большие росписи на новозаветные темы: Преображение в левом приделе, Воскресение в центральном нефе и Вознесение в правом приделе. В этих картинах видна рука монахинь-живописцев, пробовавших свои силы в настенных росписях. Кроме трех основных храмов, к началу ХХ в. появились еще несколько: на возникшем кладбище в 1892 была построена деревянная церковь во имя Всех Святых (Всесвятская); с увеличением штата до 300—350 чел. появились домовые церкви в больнице во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» (1892), в архиерейских покоях — Архистратига Михаила, в настоятельском корпусе – во имя великомученицы Параскевы. Ансамбль венчала 50-метровая колокольня. В 1895-97 над могилой первоначальницы игумении Параскевы, между Успенским и Вознесенским храмами была возведена часовня, т. н. усыпальница.

С конца 1870-х в монастыре плодотворно работала иконописная мастерская, в которой живописали лики сначала три монахини, в 1882 при мастерицах уже состояли семь учениц-послушниц, а к концу века число художниц выросло до пятнадцати чел. Все иконы помечались специальной маркой обители — листком бумаги с соответствующим текстом; марку приклеивали на тыльные стороны икон, писавшихся на досках. По данным 1880-х, успешно действовали несколько мастерских: целый корпус был отдан кельям мастериц-золотошвеек, в другом корпусе работали 20 образниц, занимавшихся тиснением на фольге. Кроме того, развивалось портняжное, красильное, сапожное, шорное, скорняжное ремесла. Крупный скотный двор обслуживало до 40 чел., имелась пасека, сад, парк и три хутора. К началу 1890-х Пайгармская женская община по размерам, штату и значению переросла большинство женских монастырей не только Пензенской, но и многих соседних епархий. Поэтому официальное признание общины монастырем (указ Синода от 18 апреля 1884) лишь узаконило существовавшее положение вещей. Глава общины Пелагея Смирнова тогда же была пострижена в мантию и возведена в сан игумении. Монастырь славился своей благотворительностью. При обители имелись сиротский приют со школой, богадельня, школа для приходящих крестьянских девочек, смешанная школа для крестьянских детей (при Всесвятской церкви), а также школа в с. Лемжа (ныне Стрелецкая Слобода Рузаевского р-на РМ). Для размещения учениц-сирот и педагогов было построило специальное двухэтажное здание, на первом этаже которого размещались столовая, кухня и комната дла инспекторов-монахинь, присматривавших за детьми, а на втором –  спальни примерно на 40 воспитанниц и квартиры учительницы и ее помощницы. Сиротская школа монастыря получала золотые медали на всероссийских выставках церковного просветительства. В нач. ХХ в. сиротская школа была реорганизована в школу-церковь – оригинальное духовно-образовательное учреждение, не имевшее аналогов в Поволжье. В 1918 монастырь был избран в качестве штаба 1 Революционной армии, а также местом размещения военного госпиталя. Монахини стали сестрами милосердия. В 1919 на землях монастыря был образован Пайгармский совхоз, просуществовавший очень недолго. После развалившегося совхоза в обители разместилась районная больница, часть зданий была занята железнодорожными складами, в т. ч. Вознесенский храм. На месте садов и части парка вырос поселок, пошли на слом кладбищенская церковь, храм над источником, колокольня, стены и въездные башни.

Последним хозяином монастыря стало Министерство обороны, разместившее в Пайгарме резервные аптечные склады. Оба каменных храма для удобства хранения ящиков с препаратами были рассечены перекрытиями на два этажа, причем двутавровые металлические балки вмуровывались прямо во фрески. С организацией Саранской епархии встал вопрос о возвращении монастыря верующим. Министерство обороны сначала вернуло Успенский собор, усыпальницу и здание бывшей трапезной, затем Вознесенскую церковь, несколько келейных корпусов южного ряда. Во второй половине 1997 к монахиням вернулись большой каменный корпус западной части комплекса и здание бывшей монастырской больницы, утратившее главу домовой церкви, но сохранившее апсиду. Сегодня в Пайгармском монастыре живут, трудятся и молятся уже свыше пятидесяти насельниц. Возвращен к жизни Успенский собор, отстроена церковь над источником, восстанавливается Вознесенская церковь, заложен фундамент колокольни. Монастырь имеет подворье в Саранске – церковь во имя Рождества Христова, переделанную из бытового пристроя к типовой многоэтажке в Северо-Западном микрорайоне. Храм имеет большой приход, а все доходы идут на реставрацию пайгармских зданий. Яркий показатель нового «узнавания» старинной обители — поток паломников, нарастающий изо дня в день, и особенно много бывает в Пайгарме молодежи, школьников и студентов.

Лит.: Параскево-Вознесенский женский монастырь. – Пенза, 1892; Параскево-Вознесенский общежительный женский монастырь. – Саранск, 1994; С юными паломниками в Пайгармский монастырь. Торжество 40-летия Пайгармской женской обители. – Саранск, 1909; Бурлуцкий Н. Параскево-Вознесенская женская община // ПЕВ, 1882, № 21-23; Русские православные обители. – М., 1912 (?), с. 389-390; Бахмустов С. Б. Монастыри Мордовии. – Саранск, 2000; он же: Пайгармский монастырь // Веч. Саранск, 1994, 11 февр.; он же: Дом мученицы Параскевы // Сар. ЕВ, 1995, № 8-9; ПЕВ, 1866, № 18 (оф.), с. 256; Церкви, причты и приходы Пензенской епархии. – Пенза, 1896, с. 256; ПГВ, 1909, №18; С юными паломниками в Пайгармский монастырь // ПЕВ, 1909, № 7, с. 733-744; Паломничество учеников Бугро-Ключевской церковно-приходской школы в Пайгармский монастырь // ПЕВ, 1901, № 14, с. 485-488.

(с) источник

Return to Top ▲Return to Top ▲

Паломническая служба «СИМБИРСКИЙ ПАЛОМНИК» © 2011-2012 тел.(8422) 72-51-14, (8422) 45-43-84