Текущее время: 14 дек 2018, 01:37

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ПАРИЖ, ШАРТР, ЛИОН
СообщениеДобавлено: 10 мар 2013, 23:29 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
ТЕРНОВЫЙ ВЕНЕЦ СПАСИТЕЛЯ

«Это воспринимается, как чудо: в соборе Парижской Богоматери (Нотр-Дам) хранится одна из величайших святынь христианского мира: Терновый венец Спасителя – тот самый, который воины возложили на главу Иисуса Христа, усугубляя Его страдания».

Д. Николай Никишин

ИзображениеИзображение
Рис.1,2 Терновый венец Спасителя

В 1204 году крестоносцы захватили Константинополь и основали Латинскую империю, просуществовавшую до 1261 года. Во время правления латинского императора Балдуина II королю Франции Людовику IX были проданы многочисленные христианские святыни, находившиеся в Константинополе, среди которых был и Терновый венец Спасителя.

Изображение
Рис.3 Людовик IX

В августе 1238 года король, прозванный Святым за свою веру и великое благочестие, торжественно встречал эту святыню за 40 км от Парижа. Людовик снял с себя все королевские регалии и обувь и вместе со своим братом нес ее на плечах. В 1241 году в Париж была принесена частица Креста Господня. В рекордные сроки, с 1243 по 1248 гг., для этих реликвий в центре Парижа на острове Ситэ была воздвигнута Сент-Шапель – Святая часовня, один из шедевров готической архитектуры – на строительство которой было затрачено денег в два раза больше, чем заплачено за сам Терновый венец. Вместе с венцом и фрагментом честного креста здесь хранился также один из гвоздей, вбитый в тело Христа. Терновые шипы, а их было около 70, были в качестве дара направлены соборам и храмам различных христианских стран. Во время Революции Сент-Шапель была закрыта, а святыни перенесены в Национальную Библиотеку. Благодаря конкордату 1801 года между Наполеоном I и римским папой святыни были возвращены парижскому архиепископу. В 1806 году Терновый венец и другие святыни, запаянные в специальные стеклянные капсулы, были размещены в сокровищнице собора Notre-Dame de Paris, где хранятся до сих пор.

Изображение
Рис. 4 Сент-Шапель – Святая часовня


ИзображениеИзображение
Рис. 5 Notre-Dame de Paris................................Рис. 6 Notre-Dame de Paris (Фасад)

В первую пятницу каждого месяца в 15:00, а также в Страстную Пятницу католического Великого поста Терновый венец вместе с частицей Креста Господня и Гвоздем от него выносятся для поклонения верующим. В другие дни года доступа к этим святыням нет. Необходимо обратить внимание на то, что даты Великого поста у католиков и у православных очень часто не совпадают. Поэтому, чтобы прийти поклониться святыням, нужно прежде ознакомиться с католической пасхалией. Поскольку желающих поклониться святыням очень много, очередь к ним необходимо заниматься заранее, до начала церемонии.

Изображение
Рис.7 Терновый венец Спасителя


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПАРИЖ, ШАРТР, ЛИОН
СообщениеДобавлено: 11 мар 2013, 00:05 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
ПЛАТ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

Изображение
Рис.8 Плат Пресвятой Богородицы в Шартре (фото с сайта Православная Франция)

Старинный французский город Шартр (Chartres), административный центр департамента Эр-и-Луар (Eure-et-Loir), находится в 90 километрах к юго-западу от Парижа. История города восходит к середине I тысячелетия. Приблизительно к этому же времени относится строительство в Шартре первой христианской церкви. Спустя некоторое время в Шартре появилась драгоценная святыня: Плат (риза, покров) Пресвятой Богородицы. Предание утверждает, что именно этот Плат был на Пречистой Деве в момент рождения Богомладенца Иисуса Христа.

Согласно одной из наиболее распространенных версий, святыня появилась в Шартре в 876 году во времена правления французского короля Карла II Лысого. К тому времени шартрский епископ Жильбер вел реконструкцию четвертого по счету здания, обратив его в городской кафедральный собор. Карл Лысый пожертвовал Плат Божией Матери в восстановленный собор.

В 911 году под стенами Шартра появились норманны. Тогда произошло первое чудо, связанное со святыней. Шартрский епископ Жантельм, надеясь на заступничество Девы Марии, вывесил Плат на городской стене, и норманны, как свидетельствует старинная хроника, обратились в бегство.

Второе чудо в Шартре произошло в 1194 году, когда Шартрский собор, где хранился Плат, был практически уничтожен пожаром. Но ларец, в котором хранилась святыня, уцелел! Его успели перенести в подземную часовню.

Практически сразу после пожара, в 1194 году, в Шартре началось строительство нового собора. От предыдущего храма уцелел только западный фасад, который был включен в объем нового собора.

Изображение
Рис.9 Католический собор Notre-Dame в Шартре с высоты птичьего полета

Изображение
Рис.10 Католический собор Notre-Dame в Шартре (фото с сайта Православная Франция)

Новый собор, посвященный Деве Марии и получивший название Нотр-Дам де Шартр (Notre-Dame de Chartres), строился почти полтора века и был освящен в 1260 году в присутствии короля Людовика IX (*). Католический собор Божией Матери в Шартре является одним из лучших образцов "чистой" готики, с теми особенностями стиля, которые присущи французским средневековым постройкам. Его ценность состоит еще и в том, что он сохранился до наших дней практически нетронутым. Расположенный на высоком холме над городом, Шартрский собор получил название "Акрополя Франции". Его сравнивают с энциклопедией, в которой отразилось миропонимание различных слоев французского общества первой половины XIII века.
_________________________________
(*) Людовик IX Святой известен также постройкой в Париже Святой Часовни для Тернового Венца Спасителя.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПАРИЖ, ШАРТР, ЛИОН
СообщениеДобавлено: 11 мар 2013, 00:19 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
МОЩИ СВЯТЫХ МУЧЕНИЦ ВЕРЫ, НАДЕЖДЫ, ЛЮБОВИ И МАТЕРИ ИХ СОФИИ

Изображение
Рис. 11 Саркофаг с одной из частиц мощей св. Софии украшен стершимися от времени рисунками сцен из жития святых мучениц.

Исключительное открытие было сделано в южном регионе Франции Провансе. Работы по строительству мультимедийного центра в одном из главных кварталов города Арль на месте бывшего женского монастыря позволили открыть фундаменты здания, которое могло быть первым христианским собором Франции. Сооружение собора датируют приблизительно 345 годом. Таким образом, наряду с соборами в Трире (Германия) и Женеве (Швейцария) собор в Арле можно считать одним из первых христианских соборов древней Галлии, территория которой в IV веке включала современную Францию и Бельгию, юго-восток Нидерландов и часть Германии.

Первая христианская община появилась в Арле после проповеди святого Трофима. Предание называет святого Трофима первым епископом Арля (II–III вв.) и в разные века отождествляет его личность либо с апостолом от семидесяти Трофимом, учеником св. апостола Павла, либо с одним из шести епископов, прибывших в Галлию со священномучеником Дионисием Ареопагитом.

В честь Святого Трофима около 770 года на острове Эшо (Eschau. Ранее Hascgaugia, Hascowia, Aschowa, Eschowe, что буквально переводится как «ясеневый остров») св. Ремигием, епископом Страсбургским, было основано бенедиктинское аббатство.

О Св. Софии и ее трех дочерях Вере, Надежде и Любови нет надежных исторических сведений. Первые версии жития этих мучениц возникли только в VII–VIII веках и написаны они были на грузинском, армянском, болгарском, латинском и греческом языках. В древней Руси было принято греческое дометафрастово житие. Однако в процессе его перевода имена дочерей Софии – Пистис, Елпис и Агапи получили славянские эквиваленты – Вера, Надежда и Любовь.

Изображение
Рис. 12 Эшо

Аналогичная замена имен отроковиц произошла и в переводах греческого жития на болгарский язык. В некоторых древнерусских рукописях ХШ века была предпринята попытка перевода на славянский язык не только имен дочерей, но и имени их матери Софии. На Руси издавна почитали Святых. Наиболее полное житие их составил выдающийся специалист по церковной истории – архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский).

«Когда снова призваны они были на суд, то неустрашимо исповедали веру свою во Христа, не отреклись от этой веры ради обещанных им всевозможных радостей земных, не отступили перед страшными муками и одна вслед за другою – старшая – Вера, вторая – Надежда, младшая – Любовь, убеждая друг друга и ободряемые матерью, перенесли и поджигание на раскаленной железной решетке, и горение в кипящей смоле, и строгание острым железом, и пригвождение к колесу, и биение палками, так что израненное тело распадалось кусками… И, оставшись ради проявления славы Господней невредимыми среди всех этих мучений, были, наконец, усечены мечем. Какою же болью должны были отзываться в сердце Софии все эти лютые муки, которыми в ее глазах терзали ее детей… Для выражения той боли нет слов на языке человеческом. Нет слов и для выражения того неземного утешения, которое могло преодолевать такую боль… И вот, София перенесла мучения и смерть своих детей. Ее же и не подвергали иному испытанию, может быть, по жестокому расчету, что, оставив ей жизнь, оставляли ей и безысходное горе о потере детей… Ведь язычникам не понять было ее христианского утешения…Но Сам Господь скоро всецело утешил пострадавшую за Него если не плотию, то сердцем Софию. Похоронив детей своих в одной могиле, она неотступно в молитве пребывала на ней и в третий день успокоилась вечным сном, соединившим ее с детьми в Царстве Бога тою любовию, которою она сама возлюбила и детей своих научила любить Его…».

Мощи свв. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии по распоряжению папы Римского Павла I (757– 767) с кладбища были перенесены в построенную новую церковь на Марсовом поле, а часть мощей преподнесена в дар монастырю св. Иулии. В 777 году мощи мучениц перенесены из римской церкви св. Сильвестра в Эшо. 10 мая, как указывают хроники, получив от папы Адриана I святые мощи Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, торжественно перенес на своих плечах в монастырь на Ясеневый остров.

Изображение
Рис. 13 Эшо

С тех пор святая София становится покровительницей монастыря в Эшо, который в ее честь называется аббатством Святой Софии. Почитание этих святых было весьма распространено в эпоху Средневековья. В Германии он получил новый стимул в результате перенесения реликвий в монастырь. Монахиня Hrotsvith (Розвита) из Гандерсхайм (умерла после 1000 г.), переработав житие, написала драму "Сапиенция" ("Мудрость"). В эпоху Средневековья служили так называемые Мессы Софии. К заступлению святых прибегали в случае особой нужды и скорби. Папой Львом III была составлена специальная месса, служившаяся им при дворе Карла Великого в Падерборне по случаю его бедственного положения.

Мощи святых мучениц привлекали к себе множество паломников, так что в 1143 году игумения Кунегунда решила устроить на старинном «римском пути», ведущем в разросшуюся вокруг аббатства деревню Эшо, «гостиницу для паломников, со всех сторон приходящих». Реформация и французская революция не пощадили монастырь. Он был разорен, а мощи были похищены. В 1792 году, спустя три года после французской Революции, монастырские здания были проданы с аукциона за 10.100 ливров. В монастыре был устроен трактир с винным погребом. Куда исчезли мощи, так и осталось неизвестным. В 1822 году трактир был разрушен вместе с другими бывшими и монастырскими помещениями. После того как в 1898 году остатки монастырской церкви святого Трофима были объявлены «историческим памятником», начинается ее постепенное восстановление. 3 апреля 1938 года католический епископ Шарль Руш привез в Эшо из Рима две новых частицы мощей святой Софии. Одну из них положили в саркофаге из песчаника, а другую – в небольшом реликварии, укрепленном в настенной раке рядом с реликварием частицы Животворящего Креста Господня.

Изображение
Рис. 14 Металическая рака, в которой в самом правом из реликвариев хранится вторая частица мощей св. Софии, привезенная из Рима в 1938 году, как и первая частица. В центральном реликварии хранится частица Животворящего Креста Господня.

«Премудрость», но в более позднее время в большинстве русских текстов жития осталось все-таки имя София (см.: Православная энциклопедия, Т. 2., М. 2001, с. 703). София в переводе с греческого языка означает – «мудрость, мастерство». Имена всех мучениц весьма символичны: «Мудрость» как мать трех теологических добродетелей – Веры, Надежды, Любови. Существует несколько описаний жития святых мучениц. Согласно им, св. София была благородной христианкой. После смерти супруга она разделила свое имущество между бедняками и, стремясь к мученичеству, переселилась вместе с дочерьми в Рим. Семья была верующая, из ранних христиан, которая открыто исповедовала Христа распятого. Со временем на всю семью донесли императору. Император потребовал от Софии отречься от веры и принести жертву богине Артемиде, но та отказалась. Чтобы сломить веру женщины, император предал её детей жестоким пыткам, заставив мать быть свидетелем мук дочерей. София была непреклонна. Не добившись результата, детям отсекли головы. Софии было разрешено похоронить детей и она отвезла тела дочерей за город и похоронила их 30 сентября у 18-го столба на Аппиевой дороге на высоком месте. Три дня мать, не отходя, сидела у могилы дочерей и, наконец, предала Богу душу. Благородный христианин по имени Палладий соорудил над местом ее гибели могильный памятник, который предназначил также и для себя.Основные черты этого Жития присутствуют и в других латинских, а также греческих, сирийских и армянских редакциях. Правда, в них отсутствует историческая достоверность. Однако подтверждается раннее почитание в Катакомбе Каликста на Аппиевой дороге. До эпохи Средневековья существовала эпитафия под церковью S. Pancrazio.

Краткое житие святых мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии

Святые мученицы Вера, Надежда и Любовь родились в Италии. Их мать, святая София, была благочестивой вдовой-христианкой. Назвав своих дочерей именами трех христианских добродетелей, София воспитывала их в любви ко Господу Иисусу Христу.

Святая София и дочери ее не скрывали своей веры во Христа и открыто исповедовали ее перед всеми. Наместник Антиох донес об этом императору Адриану (117–138), и тот велел привести их в Рим. Понимая, зачем их ведут к императору, святые девы горячо молились Господу Иисусу Христу, прося, чтобы Он послал им силы не устрашиться предстоящих мук и смерти. Когда же святые девы с матерью предстали перед императором, все присутствовавшие изумились их спокойствию: казалось, что они были званы на светлое торжество, а не на истязания. Призывая по очереди сестер, Адриан убеждал их принести жертву богине Артемиде. Юные девы (Вере было 12, Надежде – 10 и Любови – 9 лет) оставались непреклонны. Тогда император приказал жестоко истязать их: святых девиц жгли на железной решетке, бросали в раскаленную печь и в котел с кипящей смолой, но Господь Своей Невидимой Силой хранил их. Младшую, Любовь, привязали к колесу и били палками, пока тело ее не превратилось в сплошную кровавую рану. Перенося невиданные муки, святые девы прославляли своего Небесного Жениха и оставались непоколебимыми в вере. Святую Софию подвергли иной, тяжелейшей, пытке: мать была вынуждена смотреть на страдания своих дочерей. Но она проявила необыкновенное мужество и все время убеждала девиц вытерпеть мучения во Имя Небесного Жениха. Все три девицы с радостью встречали свою мученическую кончину. Они были обезглавлены.

Чтобы продлить душевные страдания святой Софии, император разрешил ей взять тела дочерей. София положила останки их в ковчег и отвезла с почестями на колеснице за город и похоронила на высоком месте. Три дня святая София, не отходя, сидела у могилы дочерей и, наконец, предала там свою душу Господу. Верующие погребли тело ее на том же месте. Мощи святых мучениц с 777 года покоились в Эльзасе, в церкви города Эшо, в 15 км к югу от Страсбурга.

______________________

МОЛИТВА СВЯТЫМ МУЧЕНИЦАМ ВЕРЕ, НАДЕЖДЕ, ЛЮБОВИ И МАТЕРИ ИХ СОФИИ

Изображение

О святыя и достохвальныя мученицы Веро, Надеждо и Любы, и доблестных дщерей мудрая мати Софие, к вам ныне притецем со усердною молитвою; что бо паче возможет продстательствовати за ны пред Господем, аще не вера, надежда и любы, три сия краеугольныя добродетели, в нихже образ нареченныя, самою вещию тыя явисте! Умолите Господа, да в скорбех и напастех неизреченною благодатию Своею покрыет ны, спасет и сохранит, яко благ есть и Человеколюбец. Того славу, яко солнце незаходимое, ныне зряще светолепну, споспешествуйте, нам во смиренных молениях наших, да простит Господь Бог грехи и беззакония наша, и да помилует нас грешных и недостойных щедрот Его. Молите убо о нас, святыя мученицы, Господа нашего Иисуса Христа, Емуже славу воссылаем, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4.

Торжествует Церковь первородных, / и свеселится приемля матерь о чадех веселящуюся, / яже яко мудрости тезоименитая / тройственным богословским добродетелем равночисленныя породи. / Тыя с мудрыми девами зрит уневестившияся Жениху Богу Слову, / с нею и мы духовне в памяти их свеселимся, глаголюще: / Троицы поборницы, / Веро, Любве и Надеждо, / в вере, любви и надежде утверждайте нас.

Кондак, глас 1.

Софии честныя священнейшия ветви, Вера и Надежда и Любовь, показавшеся, мудрость обуиша еллинскую благодатию, и пострадавше, и победоносицы явившеся, венцем нетленным от всех Владыки Христа увязошася.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПАРИЖ, ШАРТР, ЛИОН
СообщениеДобавлено: 11 мар 2013, 00:27 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
МОЩИ СВЯТОЙ РАВНОАПОСТОЛЬНОЙ ЦАРИЦЫ ЕЛЕНЫ В ПАРИЖЕ

Изображение
Рис. 16 Фреска с изображением святых равноапостольных царя Константина и матери его царицы Елены. Новгород. Софийский собор. XI век.

Диакон Трехсвятительского подворья Московского Патриархата в Париже Николай Никишин в беседе с нашим корреспондентом рассказывает об истории одной из раннехристианских святынь – мощах святой равноапостольной царицы Елены, сохраняющихся в одном из парижских католических храмов.

– Отец Николай, как Вам стало известно, что мощи святой царицы Елены находятся в Париже? Можно ли предположить, что о них забыли? Эта святыня, судя по всему, ныне не прославляется в Католической Церкви, хоть и трудно поверить в то, что подобная ситуация могла возникнуть в связи с равноапостольной святой: мать первого в истории Римского императора-христианина Константина Великого восстановила в Палестине поруганные язычниками Святые места, связанные с земной жизнью Спасителя. Более того, царица Елена нашла на Голгофе Крест, на котором Господь принял крестную смерть. Не могли бы Вы рассказать, что Вам известно о мощах равноапостольной царицы?

– Заняться историей мощей святой Елены меня побудил случай. Я давно уже слышал, что они хранятся в одном из парижских храмов. Побывав там, я увидел на стенах таблички с надписями: исцелившиеся от мощей царицы Елены свидетельствовали об этом и выражали ей свою благодарность. Но тогда я все же не вполне поверил, что в Париже, почти в забвении, пребывает такая великая святыня. Я тогда полагал, что в лучшем случае речь может идти о малой частице мощей. К тому же известно, что в Средневековье в католической среде было много недоразумений со святынями: в общем-то, и сейчас реликварий можно купить на парижском рынке.

Изображение
Рис. 17 Католический храм Сен-Лё-Сен-Жиль (улица Сен-Дени, д. 92), в котором неожиданно для православных были обнаружены святые мощи царицы Елены.

И вот, в этом году, так сложилось, я заинтересовался историей мощей святой царицы. Незадолго до дня ее памяти мне захотелось сделать подарок одной нашей благочестивой прихожанке (она поет у нас на клиросе) по имени Елена, написав о ее Небесной покровительнице – о том, что, может быть, пока неизвестно широкому кругу православных читателей. Когда я стал углубляться в историю, сопоставляя все, что было известно о мощах святой равноапостольной Елены, то вдруг с удивлением обнаружил, что речь идет не просто о какой-то частичке мощей, переданной в дар парижской церкви. Оказалось, что в этом храме хранится, как раньше говорили, тело святой Елены, то есть останки, которые были в месте первоначального захоронения, за исключением тех частиц, что были отданы в дар в разные города христианского мира – в частности, в Константинополь. И тогда передо мной, естественно, встал вопрос: как мощи царицы Елены могли оказаться в Париже, в одном из католических храмов? И уж совсем приводило в недоумение то, что улица, на которой находится церковь, отдана сейчас на откуп разного рода увеселительным заведениям низкого сорта, притонам, – это одна из немногих улиц в центре Парижа, по которым расхаживают женщины легкого поведения, на ней, едва ли не на каждом шагу, соответствующего характера магазины – два из них находятся как раз напротив церкви.

Изображение
Рис. 18 Интерьер католического храма St-Leu-St-Gilles перед проведением православного молебна осенью 1998 года.

Изображение
Рис. 19 Долгое время до того, как к святыне потянулись православные, а вслед за ними и католики, рака со святыми мощами равноапостольной Елены находилась высоко над главным престолом St-Leu-St-Gilles. Теперь под ним устроена крипта, в которой каждый верующий может прибегнуть к благодатной силе честных останков Богом прославленной святой.

И мне захотелось разрешить вопрос: почему так получилось, что мощи святой Елены попали сюда? Когда я стал изучать исторические документы, используя применяющиеся в таких случаях методы исследовательского анализа, то с большим удивлением обнаружил, что все данные о мощах святой Елены согласуются между собой. Получалось, что именно эта святыня хранится в парижском храме и нет здесь никакого противоречия ни доводам разума, ни доводам веры. История перенесения мощей во Францию выглядела очень естественной. Прежде они хранились в Риме, в храме священномучеников Маркеллина и Петра, и один благочестивый французский монах (его звали Тёджис), который получил там исцеление по молитвам к святой Елене, загоревшись желанием получить ее мощи, спрятался вечером в храме, а утром вынес их и увез с собой.

Изображение
Рис. 20 Ларец с честными мощами св. равноап. царицы Елены в крипте церкви St-Leu-St-Gilles.

Изображение
Рис. 21 Православный молебен перед честными мощами царицы Елены возглавляет Высокопреосвященнейший Сергий, архиепископ Евкарпийский, экзарх Константинопольского Патриархата для русских церквей в Западной Европе. Ему сослужат клирики Константинопольского и Московского Патриархатов.

Не надо думать, что его поступок получил единодушное одобрение. Когда монах принес похищенные мощи в свой монастырь, в их подлинность не поверили и похитителя осмеяли, потому что не было у него ни духовного авторитета, ни власти: все думали, что он обманщик. Но чтобы его разоблачить по всем правилам, создали комиссию, в которую вошли местные ученые монахи: они, обратившись к книгам, хотели прежде всего разобраться, существовали ли мощи царицы Елены и могла ли в принципе такая ситуация, о которой рассказывал похитивший святыню монах, иметь место в действительности.

– Это происходило во Франции?

– Да, аббатство, в котором подвизался похитивший святыню монах, существовало до революции в местечке Овилье в Шампани, около Реймса, оно известно тем, что в нем жил в свое время монах дом Периньон, который изобрел шампанское. Именно туда и привез мощи святой Елены похититель Тёджис. Убедившись, что все рассказанное им о святыне соответствует историческим данным, члены монастырской комиссии послали в Рим делегацию, состоявшую из трех монахов и священника, чтобы те, не предавая дело огласке, навели справки и выяснили, действительно ли мощи святой Елены из римского храма пропали. В том случае, если это подтвердится, члены делегации должны были урегулировать возможный конфликт с Римским епископом, с Папой. Через некоторое время монахи вернулись и сообщили, что мощи действительно исчезли из Рима. Итоги их посольства были восприняты как знак благословения Папы на то, чтобы похищенная святыня оставалась во Франции: Глава Католической Церкви прислал с возвратившимися монахами в подарок монастырю частицы мощей нескольких святых.

Изображение
Рис. 22 Икона св. Елены - подарок православных храму Сен-Лё-Сен-Жиль.

Для верующего человека, наверное, самым убедительным свидетельством могло служить то, что пребывание этой святыни во Франции сопровождалось такими чудесами, что можно было увидеть в происшедшем проявление воли самой святой Елены. Величие совершившихся чудес и исцелений убеждало, что в перенесении мощей святой участвовала не только человеческая воля монаха Тёджиса, не только его желание. Конечно, Папа в конце концов узнал о том, что произошло с мощами, но не потребовал, чтобы их вернули.

– Описания чудотворений сохранились?

– Да. Болландисты, когда изучали вопрос о перенесении мощей святой Елены, составили список многочисленных исцелений, происходивших от этой святыни, начиная с девятого и вплоть до семнадцатого века, когда они составили и записали свой анализ – изученную ими историю перенесения мощей святой равноапостольной царицы. Знакомясь с этой историей, я узнал также следующее. Результатами своего посольства в Рим французские монахи остались довольны. Но король Карл (получивший прозвище “Лысый”) посчитал, что свидетельства монахов недостаточно и что дело о похищении мощей все еще остается непроясненным. Король предложил, чтобы монаха Тёджиса, если он продолжает настаивать на том, что похитил именно мощи святой Елены, подвергли испытанию кипящей водой. Монах согласился, веря, что святая Елена его защитит. Монашеская братия была, конечно, смущена подобным предложением, но воля короля есть воля короля...

В течение двух-трех дней, предшествовавших испытанию, вся братия стояла на молитве. Испытание происходило в присутствии Реймсского епископа Хинкмара, который являлся одной из самых известных личностей IX века, также в присутствии других представителей духовенства, короля, знати. Известно, что монах Тёджис вышел из испытания невредимым, и это было тогда воспринято как еще один знак того, что мощи подлинные.

С IX века, после всех описанных событий, мощи царицы Елены стали центром паломничества для всего Реймсского епископства. Монастырь, где они хранились, возрастал и процветал. На протяжении последующей истории этой святыни несколько раз производили вскрытие мощей в связи с различными обстоятельствами: рака ли, в которой они хранились, обветшала, или какой-то благодетель предлагал для их сохранения раку новую, более богатую... Начиная с IX века о них свидетельствовали пять или шесть раз самые авторитетные люди – члены Католической Церкви того времени.

Во время революции, когда во Франции начались гонения на Церковь и разрушались монастыри, один из монахов обители Овилье, зная, что в нее уже направлен отряд, получивший приказ конфисковать монастырское имущество, а затем разрушить и сам монастырь, взял мощи из раки и перенес их в церковь, находившуюся в соседней деревне. Потом этот монах (звали его отец Грассар) был арестован, а монастырь – разрушен революционным отрядом и впоследствии продан новой властью окрестным крестьянам, использовавшим кирпичи монастырских строений для своих бытовых нужд.

В 1820 году состарившийся уже отец Грассар решил передать спасенную им от поругания святыню в одну из окрестных церквей, где почитание святой Елены существовало с IX века. Но епископ Парижский посчитал, что эта святыня должна находиться в храме, где ей будет воздаваться более широкое почитание. И тогда возникла такая удивительная оказия, что к этому монаху обратились рыцари Святого Гроба Господня – представители Святогробского Братства. Это братство считало царицу Елену своей основательницей, так как она восстановила христианские святыни в Иерусалиме и построила церкви в Вифлееме и на Голгофе, где, как мы помним, по обретении ею Креста Господня произошло великое чудо: когда Крест был возложен на умершего, он воскрес.

– Это католическое братство существовало в Париже?

– Да, называлось оно Королевское Братство Святого Гроба Господня: монах дом Грассар именно ему отдал мощи святой Елены. Братия осуществляли свои ежегодные собрания в церкви Сен-Лё-Сен-Жиль в Париже. И мощи святой Елены были положены в ней под алтарем. Когда эта святыня передавалась, состояние мощей было еще раз освидетельствовано: в раку вложили все документы (они передавались вместе с мощами в течение семи-восьми веков), подтверждавшие, что это те самые мощи, которые были перенесены в IX веке из Рима.

История их продолжалась. Во время Парижской Коммуны революционеры ворвались в церковь, где они хранились, и, схватив святыню, понесли ее выкидывать. Но тут, по чудесному Промышлению, один из офицеров восстал, заявив, что если кощунственники сделают еще хоть шаг, он начнет стрелять. Тот, кто нес мощи, бросил их, – благодаря этому они и сохранились, в то время как все другие святыни храма были уничтожены, витражи его – разбиты, и церковь подверглась опустошению.

– Брошенные мощи спрятал кто-то из ее прихожан?

– Нет. Коммунары ушли, а мощи остались в храме. Парижская Коммуна была, как оказалось, явлением эфемерным: существовала она два-три месяца, а потом все вернулось на круги своя. Опустошению церковь, где хранились мощи святой Елены, подверглась тогда, когда коммунары уже терпели поражение. После того как их представители, бросив мощи, ушли, священник поднял и сохранил святыню. С тех пор и поныне она хранится в этой церкви.

– Какое ей сейчас воздается почитание?

– После того как я записал удивительную историю мощей святой царицы Елены, у меня возникло сразу два вопроса. Первый – что с ними сейчас? Второй – как могло получиться, что эти мощи находятся на улице, которая превращена в вертеп разврата? На первый вопрос ответ оказался неутешительным: католики просто забыли о хранящихся в их церкви мощах царицы Елены. Это было связано со многими обстоятельствами и, прежде всего, с особенностями истории католического благочестия последних двадцати-тридцати лет. Ныне не осуществляются ни процессии, ни какие-либо службы, посвященные святой Елене, а существует только личное поклонение ее мощам.

Ответ на второй вопрос был для меня более обнадеживающим. Если Вы помните житие святой Елены, одним из ее деяний, за которые она прославлена, было то, что царица разрушила языческие храмы на Голгофе: они были построены римлянами специально для того, чтобы уничтожить саму возможность поклонения христианским святыням. Один из этих храмов был посвящен Венере, другой – Юпитеру. При жизни святая Елена таким образом одержала победу над этими языческими богами – победила их, разрушив капища. И сейчас святые останки матери Константина Великого, может быть, и лежат в таком месте, чтобы равноапостольная царица стала нашей союзницей в борьбе против современного разгула языческой богини, против тех, кто вдохновляется ею в нашем нынешнем обществе.

– Не могли бы Вы подробнее раскрыть причины того, что мощам святой Елены не воздается сейчас в Католической Церкви должного почитания?

– Можно вопрос расширить: почему католики вообще все меньше поклоняются святым? Вопрос этот во многом связан с системой ценностей современного общества, с усилением в нем прагматических интересов – это с одной стороны. С другой – проявляется тенденция секуляризации (говоря по-русски – обмирщения) общества. В обстановке обмирщения, когда религия сводится к каким-то аспектам нравственного состояния, к системе нравственных идеалов, – места чуду, сверхъестественному общению в таком понимании христианской веры не остается. В Католической Церкви не только ослабло и почти прекратилось поклонение святым, но и совершение Таинств церковных в ее современной жизни становится все более формальным. И все меньше людей приходит в католические храмы. В этой связи и нужно рассматривать отсутствие поклонения святой Елене в Париже, несмотря на то, что там находятся ее мощи.

Я повел в церковь, где они хранятся, одного своего знакомого священника. И он так потом об этом рассказывал: “Отец Николай привел меня в храм, но раки с мощами там мы не увидели. Я усомнился, хранятся ли они в этой церкви вообще”. В действительности же мощи там, но не предлагаются для поклонения. Это давний католический обычай: мощи святой скрыты в саркофаге, их даже не видно (как оказалось, он подвешен под сводами). И по документам известно, что святыня там и что последнее вскрытие было в 1922 году: в достоверности этого сомневаться нет никаких оснований.

Беседу записала Елена Алексеева

__________________________________________________

Тропарь и кондак свв. Константину и Елене

Тропарь, глас 8.

Креста Твоего образ на небеси видев / и, якоже Павел, звание не от человек прием, / во царех апостол Твой, Господи, / царствующий град в руце Твоей положи, / егоже спасай всегда в мире / молитвами Богородицы, Едине Человеколюбче.

Кондак, глас 3.

Константин днесь, с материю Еленою, крест являют, всечестное древо, всех убо иудеов посрамление суще, оружие же на противныя верных царей: нас бо ради явися знамение велие, и во бранех грозное.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: ПАРИЖ, ШАРТР, ЛИОН
СообщениеДобавлено: 11 мар 2013, 00:55 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
ЛИОНСКИЕ МУЧЕНИКИ

(Память мчч. Санкта, Матура, Аттала, Бландины, Библиады, Эпагафа, Александра, сщмч. Пофина и других мучеников, числом сорока трех, пострадавших в 177 г. в Лионе, празднуется 25 июля)

Первое документальное свидетельство о христианстве на территории современной Франции, как полагают исследователи, относится к 177 г. В этом году в одном из основных городов римской провинции Галлии Лионе были замучены за христианскую веру 43 человека. По этому поводу церкви Лиона и Вьенны составили письмо церквам в Асии и Фригии, в котором были описаны мужество и стойкость исповедания галльскими христианами своей веры. Данное письмо предположительно принадлежит перу известного церковного апологета и богослова сщмч. Иринея († 202), приемника сщмч. Пофина († 177) на Лионской кафедре. Ниже это письмо приведено в сокращенном виде по пятой книге Церковной истории Евсевия Памфила (*).
Епископ Римской Церкви Сотер скончался на восьмом году своего епископства. Преемником его стал Елевферий, двенадцатый, считая от апостолов, епископ. Шел семнадцатый год царствования императора Антонина Вера, когда в некоторых областях вспыхнуло страшное гонение на нас: по городам поднялся на нас народ (1). Что мучеников было неисчислимое множество, об этом можно догадаться по событиям, случившимся в одном народе; потомству сообщено о них в записи, и они воистину достойны остаться незабвенными. Сочинение, в котором они полностью изложены, мы целиком поместили в "Сборнике о мучениках", целью которого был не только рассказ, но и поучение. Теперь же я выберу оттуда то, что имеет отношение к нынешнему труду (1a).

Другие в своих исторических повествованиях обязательно пишут о воинских победах, о трофеях, о подвигах военачальников и доблести воинов, запятнанных кровью и убийствами, совершенными ради своих детей, родины и всякого богатства. Наше слово, повествующее о том, как жить в Боге, запишет на вечных скрижалях тех, кто вел мирную войну за мир своей души и мужественно сражался за истину, а не за родину, за веру, а не за близких. Оно возгласит непреходящую память о сопротивлении борцов за веру, об их многострадальном мужестве, о победе над демонами и незримыми противниками и о венцах, за все это полученных.

1
Галлия была той страной, где устроилось поприще для описываемых событий; ее славные митрополии Лугдун и Виенна превосходят прочие тамошние города. Через оба города проходит река Родан (2), обильно орошающая всю страну. Церкви этих двух городов, известные и славные, отправили запись о мучениках Церквам в Асии и Фригии. Они так рассказывают о том, что у них происходило (привожу их собственные слова):

"Рабы Христовы, живущие в Виенне и Лугдуне, в Галлии, братьям в Асии и Фригии, имеющим одинаковую с нами веру и надежду на искупление, – мир, радость и слава от Бога Отца и Христа Иисуса, Господа нашего". Затем, после некоторого предисловия, они начинают свой рассказ:

"Какое было здесь притеснение, какое неистовое негодование у язычников на святых, что претерпели блаженные мученики, мы в точности и рассказать не в силах, и описать не сможем. Со всей силой обрушился на нас враг, подготовляя свое неизбежное пришествие в будущем. Он всё пустил в ход: натравливал на нас и приучал к травле на рабов Божиих. Нас не только не пускали в дома, бани и на рынок; нам вообще было запрещено показываться где бы то ни было; но ополчилась на них благодать Божия: она укрепила слабых, ею противопоставлен оплот крепкий, принявший на себя весь натиск лукавого; люди эти шли навстречу врагу, выдержали всяческое поношение и пытки; считая многое малым, спешили они ко Христу, воистину показав, что "нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в нас".

Сначала они мужественно выдерживали нападение черни, устремившейся скопом и толпами: на них кричали, их били, волокли, грабили, в них швыряли камнями, заключали в тюрьму, поступали, как озверевшая толпа любит поступать с врагами и неприятелем. По приказу трибуна и городских властей их вывели на площадь и допросили в присутствии всей толпы. Они исповедали свою веру и были заключены в тюрьму до приезда легата (3).

Потом их привели к нему. Он обошелся с ними со всей жестокостью, обычной по отношению к нам. Тогда Веттий Эпагаф, один из братьев, достигший полноты любви Богу и ближнему, ведший жизнь столь безукоризненную, что его, юношу, приравняли к старцу-пресвитеру Захарии (он поступал по всем заповедям и уставам Господним беспорочно, не медлил всячески послужить ближнему, имел великую ревность к Богу и горел духом), не вынес такого безрассудного суда и потребовал, чтобы выслушали его защиту братьев, ибо нет у нас ни безбожия, ни нечестия. Окружавшие кафедру осыпали его бранью – а был он человеком известным; легат, раздраженный столь законно предъявленным требованием, только спросил, не христианин ли он. Эпагаф громко и ясно исповедал свою веру и сам получил жребий мученика. Его прозвали утешителем христиан, он же в самом себе имел утешителя: дух Захарии проявлен им в полноте любви; он предпочел выступить на защиту братьев и положить за них душу свою. Он был и остался настоящим учеником Христовым, который следует за Агнцем, куда бы Он ни повел его.

Тут среди остальных обнаружилось различие: одни были готовы к мученичеству и со всей охотой произносили исповедание веры. Оказались, однако, и не готовые, без опыта, еще слабые, не могшие выдержать этого напряженного великого состязания. Таких отпавших было человек десять. Они доставили нам великое огорчение и неизмеримую скорбь и надломили мужественную решимость у тех, кто еще не был схвачен и кто, хотя и с великим страхом, но помогал ученикам и не оставлял их. Тут мы все были поражены ужасом, потому что темен был исход их исповедания; мы не страшились пыток, но, видя предстоящий конец, боялись, как бы кто не отпал.

Каждый день хватали тех, кто был достоин восполнить число мучеников; из двух упомянутых Церквей забрали людей самых деятельных, на которых Церкви, по существу, и держались. Захватили и некоторых наших рабов-язычников; легат именем власти приказал всех нас разыскивать. Они, испугавшись пыток, которые на их глазах терпели святые, и поддавшись уговорам воинов, оболгали нас и дали, по козням сатанинским, ложные показания: у нас Фиестовы пиры, Эдиповы связи (4) и вообще такое, о чем нам не то что говорить, но и думать нельзя; нельзя и поверить, чтобы такое бывало когда-либо у людей. Когда эти слухи распространились, все озверели; даже те, кто раньше был к нам скорее расположен в силу дружеских связей, в ярости на нас скрежетали зубами. Сбылось слово Господа нашего: "Придет время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу". Теперь святые мученики терпели пытки, которые невозможно описать. Сатана всячески старался, чтобы их устами произнесено было богохульное слово.

Изображение
Рис. Мч. Бландина Лионская

Весь неистовый гнев и толпы, и легата, и солдат обрушился на Санкта, диакона из Виенны; на Матура, недавно крестившегося, но доброго борца; на Аттала, пергамца родом, всегда бывшего опорой и оплотом здешних христиан, и на Бландину: на ней Христос показал, что ничтожное, незаметное и презренное у людей у Бога прославлено за любовь к Нему, проявленную не напоказ, а в действии. Боялись за нее все: и мы, и ее земная госпожа, сама бывшая в числе исповедников, считали, что у Бландины, по ее телесной слабости, не хватит сил на смелое исповедание. Она же исполнилась такой силы, что палачи, которые, сменяя друг друга, всячески ее мучили с утра до вечера, утомились и оставили ее. Они признавались, что побеждены, и не знали, что еще делать; они удивлялись, как Бландина еще живет, хотя все тело у нее истерзано и представляет собой сплошную зияющую рану. По их утверждению, пытки одного вида достаточно, чтобы человек испустил дух, – не надо стольких и таких. Но блаженная, как настоящий борец, черпала новые силы в исповедании: она восстанавливала их, отдыхала, не чувствовала боли, повторяя: "Я христианка, у нас не делается ничего плохого". И Санкт мужественно переносил страдания, которые были сверх всех человеческих сил и которыми умучивали его люди. Беззаконники надеялись услышать от него недолжное слово, вырванное непрерывными тяжкими пытками, но так тверд был он в своем отпоре, что даже не назвал ни своего имени, ни национальности, ни родного города, не сказал, раб он или свободный; на все вопросы он отвечал по-латыни: "Я христианин". Вместо имени, вместо города, вместо своего происхождения, вместо всего он раз за разом повторял свое исповедание: другого слова язычники от него не услышали. И легат, и палачи были крайне раздражены и, не зная, что делать, стали, наконец, прикладывать раскаленные медные пластинки к самым чувствительным местам на теле. И плоть горела, но Санкт оставался незыблемо тверд в своем исповедании; вода живая, исходящая из чрева Христова, орошала его и давала ему силу. Тело же его свидетельствовало о пережитом: все в рубцах и ранах, съежившееся, утратившее человеческий облик; но Христос, в нем страждущий, его и прославил, обессилив врага и на этом примере показав остальным, что ничто не страшно, где любовь Отца, ничто не больно, где слава Христова.

Через несколько дней беззаконники принялись вновь пытать мученика, рассчитывая, что если они подвергнут его распухшие и воспаленные члены тем же мучениям, то они или одолеют его – а он тогда не мог вынести даже прикосновения руки, – или же он умрет под пыткой и смерть его распугает остальных. Ничего подобного с ним, однако, не случилось: в последующих пытках он, вопреки всеобщим ожиданиям, окреп, распрямился, приобрел прежний облик и способность пользоваться своими членами: вторичные пытки стали ему не в наказание, а, по милости Христовой, в исцеление.

Библиаду, одну из отрекшихся, диавол уже собирался поглотить, но желая, чтобы она была осуждена еще и за кощунство, повел ее на пытку, понуждая обвинять нас в делах безбожных, – а была она существом хрупким и робким. Она, однако, под пыткой отрезвилась и, можно сказать, проснулась от глубокого сна: временная боль напомнила ей о вечной казни в геенне, и она стала противоречить клеветникам: "Как могут эти люди есть детей, если им запрещено есть кровь даже неразумных животных?" После этого она заявила, что она христианка. Ее причислили к мученикам.

Стойкость мучеников, руководимых Христом, обессилила эти тиранические наказания, и диавол измыслил другие козни: заключение в мрачные, очень суровые тюрьмы, растягивание ног на деревянной доске до пятой дыры и прочие мучения, которым злобные слуги диавола, исполненные его духа, обычно подвергают заключенных. Многие умерли, задохнувшись в тюрьме, – именно те, которых Господь пожелал освободить таким образом, являя Свою славу. Другие, терпевшие такие горькие муки, что, казалось, они не смогут выжить даже при самом тщательном уходе, продолжали жить в тюрьме: без всякой людской заботы, укрепленные от Господа душевно и телесно, они и других уговаривали и утешали. А новички, только что схваченные, еще не знакомые с телесными страданиями, не выносили тяжести заключения и умирали в тюрьме.

Изображение
Рис. Сщмч. Пофин Лионский

Епископское служение в Лугдуне был вверено блаженному Пофину. Было ему за девяносто, телесно он очень ослаб, с трудом дышал по причине телесной слабости, но был укреплен духом ревности и гоним жаждой мученичества. Он сам повлекся к судье, изможденный телом и от старости, и от болезни, но соблюдающий в себе душу, дабы через нее торжествовал Христос. Воины подвели его к судье; их сопровождали городские власти и огромная толпа, вопившая на все лады так, словно он Сам Христос. Исповедание его было прекрасно. На вопрос легата, что это за Бог у христиан, он ответил: "Будешь достоин – узнаешь". Тогда его безжалостно поволокли, всячески осыпая ударами. Стоявшие рядом, не уважая его старости, били его руками и пинали ногами; находившиеся подальше швыряли всем, что попадало под руку: все считали преступным нечестием отстать в этом грубом издевательстве; думали, что таким образом они мстят за своих богов. Пофина, едва дышавшего, бросили в тюрьму, и через два дня он испустил дух. И тут проявилась великая попечительность Господня и обнаружилось безмерное милосердие Иисусово, редкое даже для нашего братства, но отвечающее Христову замыслу. Схваченные первоначально и отрекшиеся всё равно содержались в заключении и были тоже пытаемы. В то время отречение было бесполезно, и объявившие себя тем, чем они и были, были посажены как христиане и ни в чем другом их не обвиняли; этих же держали как убийц и развратников, и по сравнению с остальными наказаны они были вдвойне. Радость мученичества, надежда на обещанную награду, любовь ко Христу, дух Отчий – все это облегчало участь исповедников; зато отрекшихся сильно мучила совесть: когда узников выводили, то их сразу можно было отличить по виду. Исповедники шли веселые; на их лицах была печать благодати и славы; оковы казались достойным украшением – так идет невесте одежда с золотым шитьем. От них исходило благоухание Христово; некоторые даже думали, что они умащиваются миром; отрекшиеся шли понурые, приниженные, всякое благообразие было ими утрачено; к тому же язычники оскорбляли их как низких трусов, обвиняли в человекоубийстве; они утратили почетное, славное, животворящее имя. Видя это, и остальные укреплялись; схваченные не сомневаясь произносили свое исповедание, не раздумывая над диавольскими доводами".

Сказав тут еще кое о чем, они продолжают:

"Мученичество их кончалось разной смертью: венок, сплетенный из всевозможных цветов разной окраски, поднесли они Отцу. Им, благородным борцам, одержавшим в разных состязаниях великую победу, надлежало получить венец бессмертия.

Матура, Санкта, Бландину и Аттала бросили в амфитеатре зверям и языческой бесчеловечности, как зрелище; ради наших был назначен особый день травли. Матур и Санкт прошли в амфитеатре через все мучения, будто раньше вообще ничего не претерпели; вернее, как уже одолевшие противника во многих схватках и ведущие борьбу за самый венок, они перенесли опять принятый в тех местах переход от бичевания к бросанию зверям и вообще всё, что со всех сторон требовал обезумевший народ. Их, наконец, посадили на железное кресло; чад от поджариваемых тел окутал их. Язычники не унимались и бесновались еще больше, желая победить их выдержку, но ничего не услышали от Санкта, кроме тех слов, в которых он с самого начала привык излагать свое исповедание. Так как мученики в этом длительном состязании по большей части оставались живы, то в конце концов их закололи. В течение этого дня вместо пестрого разнообразия звериной травли зрелищем служили только мы.

Бландину решено было подвесить к столбу на съедение зверям. Вид ее, словно распятой на кресте, ее горячая молитва внушали много рвения состязавшимся: благодаря сестре телесными глазами увидели они Распятого за нас; да убедятся уверовавшие в Него, что каждый пострадавший за Христа находится в вечном общении с Богом живым. Так как ни один зверь не прикоснулся к Бландине, то ее сняли со столба и опять отправили в тюрьму. Она сохранялась для другого состязания: да одержит победу во многих схватках и сделает неизбежным осуждение коварного змия; да одушевит братьев она, маленькая и слабая, ничтожная – и великий непобедимый борец за Христа, одолевшая врага во многих схватках и за эту борьбу увенчанная венцом бессмертия.

Чернь настойчиво требовала казни Аттала (он был человеком известным). Он вышел, готовый к борьбе: совесть его была чиста, он по-настоящему был наставлен в христианском учении и всегда свидетельствовал у нас об истине. Его обвели кругом амфитеатра; впереди несли дощечку с латинской надписью: "Это Аттал-христианин". Хотя народ и кипел от ненависти к нему, но легат, узнав, что он римский гражданин, приказал держать его в тюрьме вместе с остальными, о которых он послал письмо кесарю: он ждал решения.

А пока что время для них не шло праздно и бесплодно; за их терпение явлено им было безмерное милосердие Христово: живые оживили мертвых, мученики простили отрекшихся, и великая радость была у Девы-Матери, принявшей живыми мертвых выкидышей. Благодаря исповедникам большинство отступников вернулось к вере, зачало новые плоды, загорелось и выучилось исповеданию. Ожившие, полные сил, подходили они к кафедре для нового допроса, и радовался Господь, не желающий смерти грешника, милостивый к кающимся.

От кесаря пришел ответ: исповедников мучить; кто отречется, тех отпустить. Как раз начиналось собрание провинциалов (очень многолюдное, так как на него сходятся ото всех племен) (5), и легат превратил выход мучеников к трибуне в театральное зрелище для толпы. Тут он опять их допрашивал: римским гражданам велел отрубить головы, а остальных бросить зверям.

Прославили Христа, вопреки ожиданию язычников, недавние отступники. Их допрашивали каждого особо, обещая освобождение, но они исповедали свою веру и были причислены к мученикам. В стороне остались те, в ком не было и следа веры, кто не понимал, что значит брачная одежда, и не имел страха Божия. Сыны погибели, они самим отречением произнесли хулу на Путь; все остальные объединились с Церковью.

При допросе присутствовал некий Александр, фригиец родом, врач. Он много лет жил в Галлии и почти всем был известен своей любовью к Богу и смелостью своей речи; не был он обделен и апостольским даром. Стоя у трибуны, он знаками поощрял исповедников; стоявшим кругом казалось, что он в родовых схватках, и чернь, раздраженная тем, что недавние отступники стали исповедниками, стала вопить, что это дело Александра. Легат подозвал его и стал допрашивать, кто он, и, обозлившись на его ответ: "Христианин", осудил на съедение зверям. На следующий день он вышел на арену вместе с Атталом, и легат, в угоду черни, и Аттала отдал зверям. В амфитеатре они испытали на себе все орудия, придуманные для пыток, и выдержали великое состязание; наконец, их закололи. Александр не издал ни слова, ни звука: сердце его было с Богом. Аттал, когда его посадили на железное раскаленное кресло и от его тела пошел запах жареного, сказал, обращаясь к толпе, по-латыни: "Это вот и есть поедание людей – то, что вы делаете, а мы не едим людей и вообще не делаем ничего дурного". Когда его спросили об имени Бога, он ответил: "Бог не имеет имени, подобно человеку". После всего, в последний день травли, вывели опять Бландину с Понтиком, мальчиком лет пятнадцати. Их приводили каждый день поглядеть на мучения других и заставляли поклясться именем языческих идолов – а они пребывали в пренебрежительном спокойствии. Толпа озверела: не пожалели ребенка, не устыдились женщины: их обрекли на все пытки, провели по всему их кругу, неизменно заставляли поклясться, но ничего не добились. Понтика ободряла сестра: язычники видели, как она убеждала и укрепляла брата. Он, мужественно выдержав все мучения, испустил дух.

А блаженная Бландина, последняя из всех, убеждавшая, как благородная мать, своих детей и проводившая их, победителей, к Царю, прошла через все страдания своих детей и поспешила к ним, ликуя о своем отходе и радуясь ему, словно приглашенная на брачный пир, а не брошенная на съедение зверям. После бичей, встречи со зверями, раскаленной сковороды ее, наконец, посадили в ивовую корзину и бросили быку. Животное долго подбрасывало ее, но она уже ничего не чувствовала в надежде обетованного и в общении со Христом. Ее тоже закололи. Сами язычники сознавались, что у них ни одна женщина не смогла бы выдержать столько таких мучений.

Их безумие и жестокость к святым и тут не насытились. Свирепые варварские племена, растревоженные лютым зверем, с трудом успокаиваются. Они придумали нечто новое, свое: стали издеваться над мертвыми телами. Лишенные человеческой способности рассуждать, они не устыдились своего поражения, но, как звери, еще больше распалились гневом; и легат и народ испытывали одинаковую и несправедливую ненависть к нам, да исполнится Писание: "Неправедный пусть еще делает неправду, и святой да освящается еще". Тела задохнувшихся в тюрьме выбросили собакам и старательно охраняли днем и ночью, чтобы никто из наших не похоронил их. Выбросили то, что осталось от огня и звериных зубов; истерзанные, обугленные куски, а также головы и обрубки туловищ – все это много дней подряд оставалось без погребения и охранялось с воинской старательностью. Одни при виде этих останков злобно скрежетали зубами, ища, чем бы еще отомстить; другие, смеясь, издевались, восхваляли своих идолов и приписывали им наказание христиан. Люди более мягкие, склонные до некоторой степени к состраданию, укоряли нас, говоря: "Где же их Бог? Какая им польза от их веры, за которую они отдали жизнь?" Так по-разному отнеслись к нам люди, мы же пребывали в великой печали, ибо не могли тела их предать земле. И ночь не приходила на помощь, и деньги не убеждали, и мольбы не трогали: останки мучеников всячески охраняли, словно в расчете на большую выгоду от того, что не будет у них могил".

Затем, между прочим, говорят они следующее:

"Тела мучеников, всячески поруганные в поучение всем, оставались шесть дней под открытым небом, затем беззаконники их сожгли и смели пепел в реку Родан, протекающую поблизости, чтобы ничего от них на земле не оставалось. Они это делали в расчете победить Бога и отнять у них возрождение. Они так и говорили: "Чтобы и надежды у них не было на воскресение, поверив в которое, они вводят странную новую веру, презирают пытки и готовы с радостью идти на смерть. Посмотрим, воскреснут ли они и сможет ли их Бог помочь им и вырвать из наших рук" (6).

2
Все это случилось в христианских Церквах при упомянутом императоре. По этим событиям можно разумно заключить о том, что делалось в остальных провинциях. Стоит добавить из этого же письма дословный рассказ о доброте и человеколюбии упомянутых мучеников:

"Столь ревностно подражали они Христу, Который, "будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу", что столь прославленные не раз и не два, а многократно мучимые, бросаемые зверям и возвращаемые в тюрьму, все в ожогах, рубцах и ранах, они не только сами не объявляли себя мучениками, но запрещали нам их так называть, и, если кто в письме или разговоре обращался к ним: "Мученики", они горько его упрекали. Они охотно отдавали звание мученика Христу, верному, истинному Мученику, Первенцу из мертвых, Владыке жизни в Боге; вспоминали уже отошедших мучеников и говорили: "Вот они, мученики: Христос удостоил принять их при исповедании, запечатлев смертью их свидетельство, а мы просто исповедники ничтожные". И они со слезами просили братьев усиленно молиться, чтобы им устоять до конца. Они на деле показали силу мученичества: смело разговаривали с язычниками; их терпение, бесстрашие, твердость показали благородство их душ; исполненные страха Божия, они просили братьев мучениками их не называть".

Немного спустя продолжают:

"Они смиренно склонялись под мощной рукой, которая теперь высоко вознесла их. Тогда они всех защищали и никого не обвиняли; развязали всех, никого не связали. Молились за палачей, как Стефан мученик, достигший совершенства: "Господи! не вмени им греха сего". Если он молился за побивающих его камнями, то насколько же больше за братьев?"

Затем, между прочим, говорят:

"Любовь их была настоящей, и потому шла у них великая война с дьяволом: они хотели так сдавить ему глотку, чтобы он изверг из себя еще живыми тех, кого собрался целиком поглотить. Они не превозносились над падшими; по материнскому милосердию своему уделяли нуждающимся от своего избытка и, проливая за них обильные слезы перед Отцом, просили даровать им жизнь, и Он давал ее; они отдавали ее ближним и, победив всё, отходили к Богу. Они всегда любили мир, мир завещали нам, с миром ушли к Богу. Матери не оставили забот и братьям не раздор и вражду, а радость, мир, единомыслие и любовь".

Рассказ о любви тех блаженных мучеников к падшим братьям да послужит на пользу тем, кто потом так бесчеловечно и безжалостно обходился с этими членами Христовыми.

______________________________________
(*) Пятая книга Церковной истории Евсевия Памфила любезно предоставлена нам в электронном виде издательством Свято-Тихоновского Богословского Института.

(1) Семнадцатый год правления Марка Аврелия (Антония Вера) приходится на 177 г. Начало его царствования не было отмечено массовыми гонениями на христиан. Но в последние годы правления Марк Аврелий выпустил ряд указов, резко изменивших положение христиан (тексты их не сохранились). Гонения стали принимать массовый характер.
(1a) Имеется в виду труд по Церковной истории.
(2) Лугдун – ныне Лион (Lyon); Родан – ныне Рона (Rh?ne).
(3) Легат (legatus) – наместник провинции (лат.).
(4) Царь Фиест подал на обед собственных детей; царь Эдип женился на собственной матери.
(5) Ежегодный праздник, на который собирались представители всей Галлии. Он начинался 1 августа и длился несколько недель.
(6) Память мчч. Санкта, Матура, Аттала, Бландины, Библиады, Эпагафа, Александра, сщмч. Пофина и других мучеников, числом сорока трех, пострадавших в 177 г. в Лионе, празднуется 25 июля.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Паломническая служба «СИМБИРСКИЙ ПАЛОМНИК» Симбирская Митрополия Барышская епархия Мелекесская и Чердаклинская епархия
Паломническая служба «СИМБИРСКИЙ ПАЛОМНИК» © 2011-2013 тел.(8422) 72-51-14, (8422) 45-43-84