Текущее время: 21 ноя 2018, 04:21

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 12 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 22 ноя 2012, 15:45 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
(начало 1 из 3)

Начало обители на Валааме

Валаамский монастырь издревле являлся оплотом Православия на Севере Руси, славился высокой духовной жизнью, служил распространению христианства и монашества в окрестных землях.

У историков нет единого взгляда на дату основания Валаамской обители. Одни связывают ее со временем Крещения Руси, другие относят к более позднему периоду. Церковное и монастырское предание утверждает, что древность обители восходит ко временам распространения христианства на Руси. Уже тогда основанный преподобными Сергием и Германом монастырь стал духовным центром приладожских земель.

Считается, что в древности на Валааме располагалось главное капище Велеса (или же Волоса) и Перуна, которым покланялись и приносили жертвы живущие в окрестностях язычники. Таким застал этот остров век апостольский. Этимологический разбор финского названия "Валамо" подтверждает вероятность предания: Вал, Ваал, Волос или Велес – однокоренные слова, а "мо" по-ижорски – земля. Таким образом, Валамо – земля Велеса, т.е. место посвященное Велесу1.

Монастырское предание гласит, что святой апостол Андрей Первозванный, просветитель скифов и славян, прибыв из Киева в Новгород, по реке Волхов достиг Ладожского озера, а затем Валаама, где благословил горы острова крестом.

Житие святого Авраамия Ростовского2 свидетельствует, что уже в X веке на острове существовало монастырское братство, управляемое игуменом. Основателями монашества на Валааме почитаются преподобные Сергий и Герман, пришедшие "от восточных стран", греческие священноиноки. В службе говорится, что их "любовь к Богу была неразлучна, союз братолюбия истинен, молитва – непрестанна, нрав – кроток, слез струи – приснотекущи, пост, бдение и труды предел естества превосходящие". В письменных памятниках говорится также, что святые Сергий и Герман законом установили общежительный3 быт в основанном ими монастыре.

Кто продолжил на Валааме монашескую жизнь непосредственно после преподобных Сергия и Германа, неизвестно. Бесспорно, в монастыре были игумен и братия. В обществе иноков существовали послушания или степени для искуса желающих ангельского образа. Для совершения богослужения был возведен храм во имя Святой Троицы. Братия обители проводили богоугодное житие и были добрым примером для других, особенно новокрещеных. О Валаамском монастыре знали уже в Новгороде, Пскове и по другим местам. К числу замечательных лиц этого времени принадлежит постриженик Валаамской обители преподобный Авраамий основатель ростовского Богоявленского монастыря. В источниках упоминаются игумены Иоаким и Феогност, возглавлявшие обитель в период Крещения Руси, но достоверных сведений о них не сохранилось.

К вопросу о времени основания монастыря

В церковно-исторической науке не существовало и не существует однозначного ответа на вопрос о времени возникновения Валаамского монастыря. Отсутствует важнейший источник датировки – древнее житие преподобных Сергия и Германа. Архивные изыскания XIX-XX вв. опирались на косвенные данные, упоминания тех или иных событий из жизни монастыря в различных памятниках русской письменности.

В ряде современных изданий (путеводители, энциклопедии и т.п.) указаны зачастую противоречивые сведения о времени основания Валаамского монастыря. Возникновение обители относят то к XIV веку, то к первым векам распространения христианства на Руси – X-XI вв. Не раз во времена вражеских нашествий (XII, XVII века) монастырь переживал опустошение, на долгие десятилетия прерывалось здесь иноческое служение. При неприятельских набегах уничтожались церковные памятники, монастырские святыни, были сожжены и разграблены богатейшие монастырские библиотека и хранилище рукописей – так было утрачено и житие преподобных Сергия и Германа Валаамских.

Рассмотрим две основные, существующие на сегодняшний момент версии возникновения монастыря.

Первая из них относит основание монастыря к XII-XIV вв. Эту датировку в своих исследованиях поддерживали церковные историки XIX в.: еп. Амвросий (Орнатский), еп. Филарет (Гумилевский), Е.Е. Голубинский. В настоящее время этой версии придерживается ряд современных ученых: Н.А. Охотина-Линд, Дж. Линд, А. Накадзава. Свою концепцию эти исследователи основывают на рукописи XVI века "Сказание о Валаамском монастыре" (изданной Н.А. Охотиной-Линд). Другие современные ученые (Х. Киркинен, С.Н. Азбелев), отмечая эту рукопись как "новый исследовательский материал в ряду других первоисточников, касающихся ранней истории Валаамского монастыря", считают, что "издатели вновь найденного текста наряду с людьми, представившими этот источник, отнеслись к нему слишком доверительно с точки зрения критического исследования. В порыве своего увлечения… они не произвели основательного источниковедческого анализа первоисточника". Следует отметить, что до сих пор не найдено других источников, в которых бы подтверждались данные "Сказания о Валаамском монастыре", в частности, утверждение, что основателем монастыря является не преподобный Сергий Валаамский, как принято считать, основываясь на многовековом церковном предании, нашедшем отражение в богослужебных текстах, а преподобный Ефрем Перекомский.

Вторая концепция относит основание монастыря к X-XI векам. Она опирается на одну из редакций жития преподобного Авраамия Ростовского, содержащую упоминание о пребывании преподобного на Валааме в X веке, а также на ряд летописных упоминаний о переносе мощей преподобных Сергия и Германа с Валаама в Новгород в 1163 году. Следует отметить, что историкам XIX века (Н.П. Паялин, И.Я. Чистович) была известна лишь одна запись из Уваровской летописи о переносе мощей. Архивные изыскания последних лет позволили обнаружить и другие подобные упоминания: в собрании Российской Национальной Библиотеки и в Институте Истории материальных культур. Таких записей в общей сложности насчитывается восемь. Наибольший интерес, как самая информативная, представляет запись из собрания Лихачева (ф. 238, оп. 1, № 243): "О святых великоновгородских епископах и архиепископах, и преподобных чудотворцах" XVIII в. В рукописи отмечена память прп. Сергия и Германа, указано на современное (XVII в.) разорение обители, дана ссылка на древний соборный Летописец, где указаны даты обретения (1163 г.) и возвращения (1182) мощей на Валаам.

Церковная и монастырская традиции придерживаются последней концепции, утверждающей, что основание обители произошло в эпоху Крещения Руси.

Представляется возможным совместить два взгляда на время возникновения обители: древняя монашеская жизнь на Валааме после XI века могла прекратиться, а затем возобновиться на рубеже XIV – XV вв. Возможно в дальнейшем учеными будут открыты новые исторические источники, более полно освещающие древнюю историю Валаамской обители.

По соседству с воинственными шведами

К сожалению, сведения о истории Валаамского монастыря в период XI-XVI вв. весьма скудны и отрывочны.

XI век стал веком первых тяжелейших испытаний для монастыря. Потерпев поражение от русских, шведы, плавая на судах по Ладожскому озеру, в досаде нападали на беззащитных монахов, грабили и сжигали мирные обители.

Древние новгородские летописи сообщают об обретении мощей преподобных Сергия и Германа и перенесении их в Новгород во время нашествия шведов в 1163-1164 годах. "В лето 1163. О архиепископе Иоанне. Поставиша Великому Новуграду архиепископа Иоанна Перваго, а преж были епископы. Того же лета обретены быша мощи и перенесены преподобных отец наших Сергия и Германа Валаамских, Новгородских чудотворцев при архиепископе Новгородском Иоанне…" Именно тогда состоялось местное прославление основателей Валаамского монастыря, и было положено начало церковному почитанию преподобных Сергия и Германа в пределах Новгородской епархии. В 1182 году, когда опасность миновала, иноки перенесли обратно на Валаам святые мощи своих небесных заступников. Опасаясь оскорбления святыни, иссекли глубоко в скале могилу и в ней скрыли святые мощи угодников, где они и поныне пребывают "под спудом". В память возвращения святых мощей в Валаамскую обитель и совершается ежегодно церковное празднество 11/24 сентября. Свидетельства о многочисленных чудесах от мощей святых угодников вносились в монастырские летописи вплоть до закрытия обители.

До первого разорения Валаам назывался обителью Пресвятой Троицы, о чем свидетельствует житие преподобного Авраамия Ростовского. По всей вероятности, деревянный Троицкий Валаамский монастырь был уничтожен врагами до основания. Когда опасность миновала, его главный храм заново отстроили из камня и освятили во имя Преображения Господня. На построение монастыря делались большие вклады. "Великая и зело прекрасная и превысокая" каменная церковь во имя Преображения Господня имела приделы в честь Рождества Христова и святителя Николая. Из жития преподобного Александра Свирского, подвизавшегося в монастыре в XV веке, можно заключить, что иноческие кельи были построены довольно удобно, каждая имела предсение, для приходящих же в обитель существовала вне монастырской ограды гостиница.

В XVI веке, когда беспокойные шведы вновь начали воевать с Россией, Валаам в который раз явился объектом агрессии. В 1578 году, 20 февраля, преследуя православных карел, шведы напали на Валаамский монастырь: 19 человек достоблаженных и благочестивых старцев и 14 послушников были мученически истреблены мечом за твердость в исповедании православной веры. С тех пор их святые имена были занесены в монастырский помянник: священноинок Тит, схимонах Тихон, иноки Геласий, Варлаам, Сергий, Савва, Конон, Сильвестр, Киприан, Пимен, Иоанн, Самон, Иона, Давид, Корнилий, Нифонт, Афанасий, Серапион, Варлаам и послушники Афанасий, Антоний, Лука, Леонтий, Фома, Дионисий, Филипп, Игнатий, Василий, Пахомий, Василий, Иоанн, Феодор и Иоанн.

В 1581 году валаамским инокам было послано новое испытание – эпидемия чумы, жертвами которой стали 87 старцев и 47 послушников. Вскоре после этого несчастья пламя очередной шведской войны опустошило и саму обитель: церкви, кельи, трапезу и ограду. Одни братья вместе с настоятелем скрывались в лесах Валаама, ведя скитский образ жизни, другие – в Антониевом Дымском монастыре4, где неукоснительно соблюдался устав Валаамской обители. Некоторые старшие братья стали нарушать этот устав. Валаамские старцы не могли снести нарушения древних установлений, дело дошло до новгородского владыки. 23 мая 1592 года митрополит Новгородский Варлаам утвердил исполнение устава во всей его силе.

После заключения 18 мая 1595 года мира со шведами России были возвращены древние новгородские земли, где, по выражению одного историографа, "наши братия и церкви тосковали под властью чуждых завоевателей". Царь и великий князь Феодор Иоаннович, отправляя своих воевод в Корелу – Кексгольм (ныне г. Приозерск), послал и святителя, чтобы укрепить Православие, угнетаемое в Карелии иноверцами. Не забыл он и многострадальную Валаамскую обитель. В ответ на донесение боярина Бориса Феодоровича Годунова "про нужу и терпенье Валаамского монастыря игумена Давида с братиею, что учинилось разоренье от свейских людей их монастырю", царь Феодор Иоаннович 8 ноября 1597 года повелел средствами из царской казны возобновить обитель, устроить в ней церкви, кельи, трапезу и ограду и предоставил монастырю владеть, как и раньше, вотчиной, рыбными ловлями и угодьями "по нашим жалованным грамотам и писцовым книгам". Вотчины Антониева Дымского монастыря были оставлены во владении Валаамской обители до тех пор, пока иноки не смогут созвать крестьян на свои монастырские земли. Так воскрешалась из пепла и развалин святая обитель. Царскими милостями и частными пожертвованиями она возродилась и набрала силу: в ней были устроены церкви и кельи, отлиты колокола. Несмотря на расходы, требовавшиеся в то время на восстановление обители, валаамские старцы сумели из пожертвований собрать к 1611 году значительные средства.

Внутренняя жизнь монастыря и его святые подвижники

Внутренняя иноческая жизнь, как и сам монастырь, переживала периоды расцвета и упадка. Когда вся Карелия после заключения в 1348 году мира в Дерпте была возвращена в состав русских земель, Валаам отдыхал от гонений шведов. В это время в обители преподобных Сергия и Германа процветали и общежитие, и особенное единодушное пребывание "по двема и трием" (т.е. скитское житие), и отходное уединенное молчание (отшельничество).

В дни своего процветания Валаамский монастырь был средоточием и образцом монашеской жизни всего северного края, подобно Киево-Печерской Лавре на юго-западе России и Троице-Сергиевой Лавре в центральной ее части.

В XII веке на Валаам прибыл инок Корнилий. Спустя некоторое время он покинул обитель и основал на Онежском озере свой монастырь в честь Божией Матери. По имени острова он был назван Палеостровским. В XIII веке белозерский князь Глеб Васильевич устроил при устье реки Шексны Усть-Шехонский монастырь. Для устройства монастырского порядка он просил у Валаамского настоятеля направить в новый монастырь игумена Мартирия. Известно, что старцы Валаамские в 1251 году направили туда своего постриженника Геннадия5.

Около 1393 года на Валаам из Новгорода прибыл будущий преподобный Арсений Коневский. Юношей, в 1379 году принял он постриг в монастыре, бывшем на Лисичьей горе в Новгородских землях. После одиннадцати лет жизни в новгородской обители Арсений отправился на Афонскую Гору и после трехлетнего подвижничества, с благословения афонского игумена, возвратился в русские пределы. Из рук святогорского игумена он получил в напутствие икону Божией Матери и устав общежития для основания монастыря в северных краях. Прибыв в Новгород, преподобный Арсений, приняв святительское благословение от архиепископа Новгородского Иоанна II, отправился в Валаамскую обитель и подвизался здесь некоторое время. Видя на Валааме многолюдное братство, он решил уйти и "по смотрению Божию, изволением же Пречистыя Богородицы" достиг Коневского острова и там устроил Коневский монастырь. На Валааме преподобный Арсений Коневский оставил по себе неизгладимое воспоминание: братия полюбили его. В 1397 году Валаамский игумен Сила отправил к нему на остров Коневец инока Лаврентия с приглашением возвратиться на Валаам, но преподобный отказался: уже три года он подвизался на острове в безмолвии.

В XV веке подвизался в обители будущий преподобный Александр Свирский. Здесь он прошел все послушания, принял монашеский постриг. В безмолвии совершал он свой подвиг на одном из монастырских островов, поныне именуемом Святым, где по-прежнему сохраняется пещера подвижника в расселине скалы и находится скит, освященный во имя преподобного. Отсюда по указанию Божию отправился он на реку Свирь, где основал свой прославленный монастырь.

До 1429 года жил в Валаамском монастыре преподобный Савватий Соловецкий, постриженник Кирилло-Белозерского монастыря. Здесь он был принят игуменом в число братии, проходил "со всяцем смирением и многим терпением и кротостию зельною" все монастырские послушания, подражая многотрудным подвигам Валаамских иноков. Усугубив же труды свои, он превзошел всех своей подвижнической жизнью. Это обстоятельство внушило ему мысль оставить Валаам и поселиться на Соловецком острове, где никто бы не был свидетелем его подвигов. "И моляше настоятеля Валаамскаго, да отпустит его". Настоятель же и братия, не желая с ним расставаться, умоляли старца не оставлять их. Некоторое время преподобный оставался с ними, но однажды ночью, "помолився Богу и на Того помощь возложи вся", ушел из обители, направившись к Соловецкому острову. Здесь, при содействии Валаамскаго старца Германа, он положил начало иноческому житию 6.

В одно время с преподобным Савватием в Валаамской обители находился преподобный Евфросин Синоезерский. Он прожил шестьдесят лет в затворе Саввиной пустыни близ Твери. Утомленный посещениями иноков и мирян, нарушавших его безмолвие, преподобный удалился на Валаам. Слава добродетелей его привлекала и сюда целые семейства из окрестных селений. Это побудило его через несколько лет возвратиться в Саввину пустынь.

Под руководством преподобного Савватия Соловецкого подвизался на Валааме и инок Геннадий. Савватий был старцем, а Геннадий учеником. Впоследствии Геннадий в сане архимандрита управлял Чудовским монастырем. А в 1485 году его возвели на архиепископскую кафедру Великого Новгорода. За высокую духовную жизнь и святую ревность он был причислен Православной Церковью к лику святых7.

В это время проводил на Валааме отшельническую жизнь преподобный Афанасий, основатель Сяндемской обители, ученик святого Александра Свирского.

Во время пребывания преподобных Александра и Афанасия на Валааме здесь несколько лет подвизался святой Адриан Ондрусовский (в миру Андрей, происходивший из рода дворян Завалишиных). Удалившись с Валаама, старец Адриан поселился в уединенном месте и основал на восточном берегу Ладожского озера Ондрусовскую обитель. Этот муж был столь высокой жизни и исполнен такой мудрости, что преподобный Афанасий Сяндемский, будучи уже наставником своего братства, имел с ним частые духовные беседы для собственного научения.

Таков дивный сонм светочей монашества, воссиявших на горах Валаамских, деяния которых свидетельствуют о цветущем состоянии подвижнической жизни в описываемый период.

Жители ладожских берегов были обращены иноками Валаамского монастыря из язычества в православную веру. По берегу до самого Кексгольма (ныне город Приозерск) стояли православные храмы.

Иноческая жизнь на острове в XVI веке была такой сильной, что распространилась на берега Ладожского озера. Здесь Валаамскими иноками было основано 12 скитов, находившихся под управлением и духовным руководством их игумена. Процветание Валаамского монастыря в XV-XVI веках дало основание называть его честной и великой Лаврою.

Покровительство монастырю русских царей и церковных властей

Русские самодержцы предоставляли монастырю различные льготы. 12 марта 1507 года великий князь Василий Иоаннович даровал игумену Иоакиму с братией жалованную грамоту. Крестьяне, живущие на монастырских землях в Карелии, освобождались этой грамотой от разных пошлин и повинностей. В монастырских владениях и на острове Валаамском запрещалось бить зверей, рубить лес. При игумене Варлааме, в 1534 году, эту грамоту подтвердил царь и великий князь Иоанн IV Васильевич.

В 1572 году Иоанн Васильевич, обличаемый совестью за низвержение и убиение святителя Филиппа, митрополита Московского, объявил врагов почившего иерарха наглыми клеветниками и одного из них, бывшего соловецкого игумена Паисия, удалил в Валаамский монастырь на покаяние.

В этот же период в Валаамский монастырь на покаяние был прислан Крутицкий архиепископ Варлаам, наказанный за участие в совещании Московского митрополита Дионисия с боярами о насильственном пострижении в иночество по причине бесплодия супруги великого князя Феодора Иоанновича Ирины Феодоровны. На Валааме владыка Варлаам умер и был предан погребению.

В 1588 году царь Иоанн Васильевич, чувствуя приближение кончины и сокрушаясь о невинных жертвах своего гнева, прислал на Валаам синодик для вечного поминовения лиц, пострадавших в годы его правления.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 22 ноя 2012, 15:45 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
(продолжение 2 из 3)

Предание о шведском короле Магнусе

В 1371 году, через 23 года после заключения мира в Дерпте, по которому Карелия была возвращена в состав русских земель, валаамские иноки спасли шведского короля Магнуса II Смека9, выброшенного ладожскими водами на берег острова. Сильная буря в щепки разбила корабль, на котором он со своим войском решил предпринять очередной завоевательный поход на православные земли. Трое суток волны носили венценосного шведа. В несчастии, а затем в чудесном спасении короля старцы увидели особый Промысел Божий, призвавший его в лоно Православной Церкви, как некогда гонителя Савла. Познав тщету земной жизни, шведский король решил остаток своих дней посвятить Богу. Составив завещание и сменив царскую порфиру на простую одежду инока, он принял великую схиму с именем Григорий. Через три дня после пострига король Магнус скончался. Валаамские старцы погребли схимонаха Григория на братском кладбище, где и теперь под густой сенью развесистых кленов видна его могила.

Настоятельство в обители

Не все настоятели обители, управлявшие ею со времени основания, известны. Нет возможности провести между ними непрерывную хронологическую связь, чаще всего имя каждого из них упоминается только под каким-либо одним годом.

Приведем список настоятелей этого достаточно продолжительного периода, однако оговоримся, что не все эти имена подтверждаются достоверными источниками: игумены Феофан (992 г.), Мартирий (1192 г.), Порфирий (1332 г.), Сила (1417 г.), Иоаким II (1474 г.), Давид, Савватий, Игнатий, Иоаким III (1507 г.), Исаия, называемый строителем (1540 г.), Никодим (1578 г.), Геннадий (1585 г.), Феодорит I, Феодорит II, Исаия II, Варлаам, Фотий, Макарий, Ефрем, Матфей, Лаврентий, Давид (1598) и Макарий (1606 г.).

Валаамская обитель после шведского разорения 1611 года

При игумене Макарии Валаамская обитель была уничтожена до основания. Настоятель и братия, имена которых неизвестны, не захотели расстаться со священным местом и приняли в 1611 году смерть от рук шведов, засвидетельствовав своею кровью любовь ко Христу и преданность Православной Церкви. На месте сожженного монастыря захватчики построили себе дома, собираясь навсегда утвердить свое господство на острове. Эти жилища оставались здесь еще очень долго. Архимандрит Тихвинского монастыря Макарий упоминает о них в своем прошении 1696 года. Только святые мощи преподобных первоначальников Сергия и Германа оставались на Валааме в глубине могилы. Сохранилось предание, что шведы намеревались извлечь их из недр земли и предать публичному поруганию. При первых же к тому попытках, по молитвам преподобных отцов Сергия и Германа, Господь послал на кощунников лютый недуг. Поняли шведы, как немощны они и ничтожны пред Богом и Его святыми угодниками. С тех пор они не помышляли и коснуться святых мощей, более того, стали почитать их. Чтобы место покоя преподобных не было потревожено, они построили над ним деревянную часовню.

Часовня, воздвигнутая в 1685 году наскоро, стала разрушаться; деревянный крест, осенявший могилу, едва держался. Иноверцы постепенно забывали святость места и чудотворную силу, охраняющую его. Один из прибрежных жителей (лютеранин) дерзнул низвергнуть ветхий крест, но тут же его постигла кара Божия: страшные язвы покрыли все тело, несчастный не мог сдвинуться с места. К вечеру он был найден товарищами, которые отвезли его домой. Его мучения приводили всех в ужас. Когда же он рассказал домашним, как и где все произошло, они вспомнили о святости почивающих там угодников Божиих. Больного повезли обратно, и испросив над святой могилой прощения, он был исцелен. Вразумленный финн осознал безумие своего поступка и, вопреки учению своей веры, стал благоговейным почитателем преподобных. Он поселился в некотором отдалении от развалин, возобновил крест и часовню. Она стояла до 1717 года, до тех пор, пока по велению Петра Великого и по благословению епископа Корельского и Орешковского Аарона, архимандрит Кирилло-Белозерского монастыря Иринарх не начал возобновлять Валаамскую обитель.

Потомство исцеленного финна по имени Куколя жило на Валааме до времен игумена Назария, затем переселилось в Якимварский погост, в деревню Кумоля.

Ожидая нападения шведов, братия увозила с Валаама на хранение в новгородские монастыри святые иконы, кресты, ризы, казну. Некоторые валаамские монахи и сами перебирались в новгородские и псковские обители. Большинство же, желая сохранить иноческое братство, удалилось в Ладогу10. Там, по царскому указу, был основан монастырь Святителя Николая чудотворца. Но шведы пришли и сюда. Разорив Ладогу, они умертвили иноков и захватили часть казны. Оставшиеся в живых перешли в Тихвинскую Успенскую обитель. На этом испытания не закончились: теперь уже поляки напали на Тихвин. Когда гроза миновала, монахи обратились к Новгородскому митрополиту Исидору11 с просьбой о пристанище. Святитель назначил Антониев Дымский монастырь, но и там братия не смогла обрести надежного приюта: дымские старцы не приняли их. Тогда валаамский строитель Сильвестр подал челобитную государю Михаилу Феодоровичу, в которой просил дозволения поместиться в Ладожской Васильевской обители. Государь грамотой от 11 июля 1618 года повелел ладожским воеводам Неплюеву и Змееву передать Васильевский монастырь Валаамским старцам, дозволить им владеть вотчиной и рыбными ловлями, строить здания и принимать братию12.

Васильевский монастырь находился близ г. Ладоги, на правом берегу Волхова, у Васильевского погоста. Название Васильевского он получил по храму, освященному в честь святителя Василия Кесарийского. До 1687 года обитель была самостоятельной, затем Патриарх Иоаким приписал ее к Зеленецкому монастырю. С 1699 года и до уничтожения в 1764 году обитель состояла в непосредственном ведении Новгородской митрополии13. Когда валаамские иноки пришли в Васильевский монастырь, то застали полное запустение: тут жили лишь три послушника-сторожа, хранивших святое место от совершенного исчезновения. У монахов еще оставались деньги, сбереженные от разграбления шведов. Этого им хватило, чтобы возвести и обустроить церковь Божию, снабдить ее иконами, богослужебными книгами и облачением, построить кельи и другие здания. В числе церковных принадлежностей в Васильевский монастырь с Валаама был вывезен резной трисоставный крест с распятием. Валаамская братия относилась к Васильевской обители как к временному пристанищу. Из документов того времени нам известны имена валаамских настоятелей, пришедших на смену игумену Макарию: Феодорит III (1616 г.), Сильвестр (1618 г.), Евфимий строитель (1645 г.), Киприан (1648 г.), Савватий (1651 г.) и Евфимий II, строитель (1667 г.).

Разорив Валаам, шведы погубили и ростки православной веры, насажденной иноками на финском берегу Ладожского озера: храмы были сожжены, священнослужители убиты или изгнаны. Лишь селения, располагавшиеся в глубине края, сохранили православие. Многие карелы, покинув свои исконные места, переселились в Россию. Их потомки осели в Новгородской и Тверской губерниях.14

По Столбовскому договору, заключенному в 1617 году, шведскому королю Густаву Адольфу Россией уступались Кексгольм, Карелия и Ингерманландия. Остров Валаам, таким образом, более чем на целое столетие оказался под властью иноверцев.

Возобновление монастыря в XVIII столетии

После разорения 1611 года Валаамский монастырь более ста лет находился в полном запустении. Залогом возрождения обители были святые мощи преподобных Сергия и Германа, скрытые монахами глубоко под землей. Над Валаамом постоянно нависала угроза поругания иноверцами-лютеранами. Это придало решимости архимандриту Тихвинского монастыря Макарию в 1685 году обратиться к российским самодержцам с прошением о перенесении мощей преподобных Сергия и Германа. Чувства архимандрита Макария были святы и бескорыстны, но перенос мощей угрожал Валааму навсегда остаться жилищем мирских людей. С разрушением духовного основания обитель могла уйти в историю и не восстановиться. По молитвам преподобных Сергия и Германа Господь уготовал ей другую судьбу.

Доклад о восстановлении Валаамского монастыря представил Императору Петру I архимандрит Кирилло-Белозерского монастыря Иринарх. В 1715 году последовал указ Императора о возобновлении монастыря. Строительство монастыря было разрешено на только что отвоеванной территории, когда еще не был подписан мирный договор (Ништадтский договор 1721 года). Это могло совершиться только по прямому указанию самого Петра I.

Чтобы осуществить восстановительные работы, архимандрит Иринарх стал рассылать письма, в которых приглашал доброхотных дателей к посильным пожертвованиям. В марте месяце 1717 года на Валаам из Кириллова монастыря была прислана церковная утварь: крест серебряный позолоченный, ризы крашенинные, а также хлебные припасы и разные хозяйственные орудия. Началось возрождение обители. Первым строителем был инок Александр (Рябининский). Преемниками его в монастырских записках упоминаются иеромонах Савва в 1720 году и иеромонах Тихон в 1721 году.

Уже в самом начале 1719 года построили деревянную церковь Преображения Господня с приделами во имя святых апостолов Андрея Первозванного и Иоанна Богослова. Новопостроенную церковь освятил архимандрит Иринарх. Монастырские записи свидетельствуют, что он был на Валааме 13 марта 1719 года и совершил здесь постриг в монахи Исидора Шарова с именем Иосиф, ставшего впоследствии строителем Валаамского монастыря. В 1720 году монастырь, приписанный сначала к Кирилло-Белозерской обители, получил самостоятельность.

Согласно документам синодского архива, в сан архимандрита был произведен игумен Герасим Фока, прибывший из Венеции в 1722 году. Захолустная в то время обитель волей самого Петра I была удостоена редкого статуса архимандрии. При этом валаамскому архимандриту было положено дать шапку из взятых в синодальную ризницу шапок знаменитого Толгского монастыря, где архимандрия перед этим была упразднена, а набедренник из патриарших набедренников. В XVII - XVIII веках Венеция являлась книжным центром Православного Востока там находилась типография по изданию православной литературы. Видимо, хранившееся на Валааме венецианское издание "Добротолюбия", написанное в XVII веке на греческом языке, было оставлено архимандритом Фокой, который не выдержал суровых условий "Северного Афона" и вскоре покинул остров15.

12 февраля 1724 года в строители Валаамской обители был произведен монах Иосиф (Шаров). В 1751 году, по прошению строителя Ефрема, Императрица Елизавета Петровна пожаловала 1 000 рублей на необходимую починку и постройку монастырских зданий и особенно на церковную утварь и на исправление иконостаса и образов. В 1757 году строитель Ефрем был возведен в сан игумена, в монастыре начался период игуменского правления.

Обитель росла, но в 1754 году ее постигло новое испытание: 3 апреля, в день Светлого Христова Воскресения, после Литургии вспыхнул пожар. Монастырь сгорел полностью. Уцелела только Благовещенская часовня и часть стены над святыми вратами. Было спасено несколько икон, церковных сосудов, богослужебных книг и три освященных антиминса.

Первое время после пожара иноки, с разрешения епископа, совершали обычное богослужение в часовне, которую просили освятить как церковь. По прошению Синода Императрица Елизавета Петровна пожаловала на новые постройки 8 000 рублей. В 1756 году завершилось строительство деревянной теплой церкви во имя Успения Пресвятой Богородицы и соборной церкви во имя Преображения Господня. Было приобретено облачение на святые престолы и для священнослужителей: праздничные из камки и повседневные из выбойки. Монастырь обнесли деревянной оградой. С западной стороны ограды располагалось также три часовни: над вратами – Предтеченская, с севера – Космодамианская, с юга – Ильинская. Еще одна часовня находилась перед входом в обитель. В окружности он имел немногим более пятисот метров.

В ночь на 7 марта 1759 года от сильного ветра обрушилась новопостроенная колокольня, шатер разбило на мелкие части, а кровлю разметало по воде. Разрушение стоило монастырю по смете 586 рублей.

Все церкви, построенные в обители, были холодными, за исключением храма во имя Успения Пресвятой Богородицы. В неотапливаемых храмах старцы священноиноки затруднялись служить, особенно раннюю Литургию. В 1759 году по прошению игумена Ефрема Преосвященным Парфением, викарным епископом Кексгольмским и Ладожским, было благословлено в паперти теплой Успенской церкви построить придел во имя Святителя Николая Чудотворца.

Братская трапезная находилась от теплой церкви в 120 метрах. Отец игумен, видя, что "братии и престарелым монахам от церкви до трапезы в погоду и в мороз весьма трудно ходить", просил святителя Тихона, епископа Кексгольмского и Ладожского, благословить построить при трапезной теплую церковь во имя Рождества Господа Иисуса "из своего келейного кошту". В 1763 году эта церковь была сооружена и освящена.

Так в короткое время обустроилась Валаамская обитель. Много забот, разнообразных попечений стоило это игумену Ефрему. К 1781 году капитального ремонта потребовали Успенская и Рождественская церкви. Обитель, между тем, испытывала крайнюю нужду. "Местоположение монастыря красиво и, можно сказать, величественно, писал академик Николай Озерецковский, посетивший Валаам, но монастырское строение ни мало ему не соответствует. Оно состоит из деревянной ограды, в которой церковь с колокольней и монашеские хижинки, также деревянные... Нынешние пустынники заслуживают иметь лучшую обитель"16.

Это прекрасно понимал митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Гавриил17. Желая восстановить древний Валаам, деятельный архипастырь вызвал в 1781 году из Саровской пустыни Тамбовской епархии опытного старца Назария и поручил ему ввести для валаамских иноков устав Саровской пустыни. Настоятель Сарова, известный строгой подвижнической жизнью, отец Пахомий, и сам епископ Тамбовский и Пензенский Феофил попытались удержать у себя знаменитого отшельника. Они представили его преосвященному Гавриилу как человека малоумного и неопытного в духовной жизни. Преосвященный Гавриил проник в тайну смирения Назариева. "У меня много своих умников, – отвечал он, – пришлите мне вашего глупца". В 1782 году отец Назарий указом Санкт-Петербургской духовной консистории от 7 марта был определен строителем в Валаамский монастырь. С назначения отца Назария настоятелем началась новая эпоха в жизни обители.

Валаамский монастырь в конце XVIII – I половине XIX столетий

Старец Назарий составил план каменных монастырских зданий. Строение представляло собой пятиглавый собор, окруженный внутренним четырехугольником монастырских построек. Для тридцати человек братии помещений в нем было достаточно. 10 февраля 1785 года план утвердил митрополит Гавриил. Его осуществление потребовало значительных средств. Епархиальное управление выдало отцу Назарию книгу для сбора добровольных пожертвований.

Кирпич и известь заготавливались на месте. Все монастырское здание, имевшее в окружности более 300 метров, было возведено за восемь лет. На восточной стороне возвышался двухэтажный пятиглавый каменный собор с крестами, обитыми жестью. Над его папертью устремилась ввысь колокольня высотой 34,8 метра; по обеим сторонам собора над монастырской кровлей возвышались главы Успенской и Никольской церквей.

Когда собор с нижней церковью во имя преподобных Сергия и Германа закладывался над их нетленными мощами, валаамскому иноку Иннокентию было откровение. В самый день закладки, возвратясь от заутрени, инок Иннокентий вздремнул в своей келье, и во время этого краткого сна Господь сподобил его увидеть знамение: в монастыре необычайное стечение разного народа, и все ожидают прибытия владыки Гавриила для положения основного камня. Вскоре явился он сам, облаченный в мантию и с жезлом архиерейским в руке. Рядом с владыкой шли два сияющих дивным светом схимника. Приблизившись к месту, где почиют мощи преподобных Сергия и Германа, они остановились, осенили крестным знамением святую могилу и все пространство, назначенное под строение, и стали невидимы. Отец Иннокентий, проснувшись, тотчас рассказал о своем видении игумену Назарию. Мудрый старец уразумел в нем благоволение валаамских чудотворцев к возобновлению их древней обители, а в иеромонахе Иннокентии признал преемника и деятельного продолжателя своих начинаний.

Примерно тогда же в полутора верстах от монастыря был устроен скит. Для скитской братии построили из кирпича шесть небольших келий и небольшую церковь, а вблизи монастыря – два дома для рабочих, дом для странников и пустынную келью для отца Назария – место духовного отдохновения от тяжких трудов настоятельства.5 марта 1786 года по повелению Государыни Императрицы Екатерины II Валаамский монастырь включили в число штатных 3-го класса с игуменским настоятельством.В 1789 году была освящена во имя преподобных отцов Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев нижняя церковь собора; в 1793 году –церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая; в 1794 году –Преображенский собор и его придел во имя святых апостолов Петра и Павла, и в 1796 году, по перестройке, храм Успения Пресвятой Богородицы. В 1793 году по высочайшему повелению в монастыре учредили епархиальную больницу на пять человек персонала. Митрополит Гавриил активно содействовал внешнему устройству монастыря. Помогая из своих личных средств, привлекая благотворителей, он просил молитв за себя и за них.

С началом управления отца Назария связывают и внутреннее возрождение обители. Исполняя волю архипастыря, отец Назарий ввел в Валаамском монастыре общежительный устав Саровской пустыни.

Подлинник саровского устава был составлен в 1706 году на основании древних правил иноческой жизни одним из первоначальников Саровской пустыни, иеромонахом Исаакием и утвержден для употребления в 1711 году местоблюстителем Патриаршего престола митрополитом Рязанским Стефаном (Яворским), глубоким знатоком церковных древностей. Рукопись Валаамского устава является точным списком с устава Саровской пустыни. Написан он был полууставом славянскими буквами на 124 листах в четверть и хранился в архиве монастыря.

Устав состоял из двух отделов. В первом отделе в 24 главах изложены правила благочиния; во втором – порядок, по которому должно совершаться богослужение, в особенности монашеское правило и всенощные бдения. При введении Саровского общежительного устава в Валаамском монастыре в соответствии с древними его порядками были в неприкосновенности оставлены жизнь скитская и отшельническая.

Очень скоро слава добродетельной и подвижнической жизни валаамских иноков под управлением старца Назария собрала в обитель значительное братство. К 1796 году число иноков возросло до 55 человек: 10 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 24 монаха и 16 рясофорных. Сверх того были еще и трудники, работающие в монастыре во Славу Божию. В 1809 году, по именному повелению императора Павла I, штатное число монашествующих на Валааме было доведено до тридцати человек.

Владыка Гавриил скончался 26 января 1801 года, а в скором времени завершил свое многотрудное служение и отец Назарий. Любя пустынное безмолвие, он поселился в уединенной келье в версте от обители, а позже покинул Валаамский монастырь и вернулся в Саровскую пустынь.

Согласием братства в настоятели Валаамского монастыря был избран отец Иннокентий, а в 1801 году он был утвержден в этой должности консисторией. Новый игумен неутомимо заботился об улучшении внешнего быта братства, число которого умножалось. Он возвел восточную, западную и южную стороны внешнего каре монастырских строений, закончив дело, начатое игуменом Назарием. Испросил дозволение от епархиального начальства построить в обители больницу для престарелой и немощной братии, а в ней – церковь во имя иконы Божией Матери "Живоносный Источник". Над святыми вратами обители, по прошению отца Иннокентия, в 1802 году было разрешено построить церковь. Надвратную церковь в честь святых апостолов Петра и Павла освятили 29 июня 1809 года, а больничный храм во имя иконы Божией Матери "Живоносный Источник" – 30 июня 1814 года. На пожертвованную благотворителями сумму на месте, где почивают под спудом святые мощи преподобных Сергия и Германа, в 1823 году была сооружена серебряная рака.

2 апреля 1822 года монастырь был возведен в первый класс, при условии, что он сохранит общежительные правила, а настоятели, избираемые из числа Валаамской братии (это правило было утверждено указом консистории еще в 1813 году), всегда будут игуменами.

Паломники из России посещали Валаам только летом, тогда как бедные жители окрестных берегов Ладожского озера – круглый год. Число таких посетителей доходило до семи-восьми тысяч. Под монастырской горой был выстроен каменный странноприимный дом. Монастырь принимал паломников по-отечески: кормил, снабжал хлебом, семенами для посева, сеном, овощами, помогал деньгами. Глубокой зимой, не имея даже обуви и теплой одежды, они отправлялись по озеру до Валаама с целью пожить несколько дней на монастырском продовольствии и получить подаяние на дорогу. Так как в округе часто не было врача и у местного населения не находилось средств для лечения, монастырь оказывал и медицинскую помощь.

Знаменательным событием для монастыря стало посещение его Императором Александром I. В 1819 году Александр I отправился в путешествие по северным землям, намереваясь побывать и в древней Валаамской обители. При этом от имени Государя в монастыре было получено распоряжение при встрече царственного паломника "никаких церемоний не делать, а принять как благочестивого путешественника". 10 августа (ст. ст.) на судне, вышедшем из Сердоболя, Император Александр I прибыл в монастырь. Гость первым делом отправился в собор, где приложился к иконам, после этого испросил благословение у игумена и всех иеромонахов, целуя у всех руку, но своей никому не давая, а остальной братии поклонился. Пораженные таким смирением, монахи поклонились до земли, но Его Величество просил "не кланяться ему поклонением в землю, подобающим лишь Богу".

В разговоре с игуменом Иннокентием Государь Император проявил интерес к древней истории обители, расспрашивал о порядке церковных служб и времени, когда они совершаются. На предложение благочинного сократить для него службу он ответил отказом.

На рассвете следующего дня Император первым пришел к утрени, совершавшейся в соборе, затем молился за ранней обедней в надвратной церкви святых апостолов Петра и Павла. По окончании Божественной литургии Император посетил монастырскую больницу и церковь Успения Божией Матери. Зная о подвижнической жизни валаамских старцев, Государь наметил посетить пустыни. Пустынь схимонаха Николая находилась в одной версте от обители. Когда все вошли в тесную келью старца, утомленный Государь поспешил сесть на скамью. Он первый повел серьезный разговор о вещах, касающихся духовной и аскетической жизнь монахов. "В какой тесной, бедной и пустынной келье изволите вы теперь беседовать, Государь, – начал благочинный отец Дамаскин, – но, поверьте, Ваше Величество, что иноки, живущие в таких пустынях, предпочитают свои шалаши и вашему царскому дворцу". "Да, я знаю, это верно, ты говоришь правду, это есть дело прямой благодати Господа, – ответил Государь. – Я часто замечал, что священники благословляют слишком поспешно, но вот когда я подходил к сельским священникам, которые, в простоте, вздохнув от сердца, благословляли меня, ограждая настоящим знамением креста, как благословляют и крестьян, я всегда чувствовал нечто особенное…". Схимонах Николай угостил гостей репой со своего огорода. Когда благочинный стал искать нож, Император, заметил: "Я солдат и съем по-солдатски",– и стал очищать репу зубами.

При возвращении в монастырь Государь был встречен казначеем и иеромонахами. На следующий день Александр I попросил отслужить Литургию в пять часов утра, а по окончании молебен преподобным Сергию и Герману Валаамским. Монастырской братии запомнился такой эпизод. На Литургии Император стоял вблизи иеросхимонаха Никона, который, по крайней немощи, опирался на костыль. Неожиданно старец выпустил его из рук и, пошатнувшись, упал. Император первым подошел к старцу, бережно поднял и посадил его на скамью. По возвращении в Петербург Император высоко отзывался о Валаамской обители, по его личному указу монастырь и был произведен в разряд первоклассных, что давало ему большие преимущества.Слава о благоустроенности обители стала распространяться не только по православной России, но и за ее пределами. Сюда приезжали даже из афонских монастырей. По внутренней духовной организации и устроению многие отдавали предпочтение Валаамской обители перед монастырями Афонской Горы.К 1811 году в Валаамской обители деревянных зданий уже не было, строительство велось из кирпича. Монастырская усадьба включала в себя:

1. Соборную двухэтажную церковь о пяти главах, крытую железом, внутри украшенную великолепным и богатым иконостасом, с деревянными крестами, обитыми жестью. В верхнем этаже – храм во имя Преображения Господня, а в нижнем храм во имя преподобных Сергия и Германа, где почивают под спудом их святые мощи.2. Церковь во имя Успения Божией Матери.3. Церковь во имя апостолов Петра и Павла, над святыми вратами.4. Церковь во имя Святителя Николая Чудотворца в северо-восточном углу.5. Колокольню при соборной церкви.6. Братские двухэтажные кельи по южной стороне от Никольской церкви, по западной – настоятельские, по северной – кухню и трапезу, по восточной – монастырские службы.7. Здание поблизости от служб, обнесенное каменной оградой, в которой по правую сторону церкви апостолов Петра и Павла братские, а по левую – гостиные кельи, от юго-западного угла – больницу, а от северо-западного угла – три двухэтажных флигеля гостиных комнат.8. Гостиные комнаты и купеческие лавки на западном берегу вне монастыря.9. В трех километрах к юго-западу от обители скит, в котором находилась церковь во имя Всех святых, и шесть братских келий.10. Скиты, построенные для валаамских пустынников.

В 1820 году в Петербурге, в Малой Коломне, на Мясной улице, был куплен для Валаамского подворья дом.

По смерти отца Иннокентия обителью около семи лет управлял игумен Ионафан I (1823-1830 годы). За короткий срок на северо-западной стороне внешнего монастырского корпуса он построил двухэтажный флигель, а на северо-восточной одноэтажный, где позже разместилась библиотека. Он расширил монастырскую трапезную, переделал старую больницу, обратив ее в ризницу, оградил каменной стеной братское кладбище и в храме преподобных установил совершение ранних заупокойных литургий.

По смерти игумена Ионафана I настоятелем из валаамской братии был избран Варлаам (1830-1833). В период его управления монастырем у Малоохтенского перевоза через Неву, на земле, пожертвованной петербургскими и фридрихсгамскими купцами Александром и Иваном Семеновичами Караваевыми, началось строительство часовни в честь преподобных Сергия и Германа Валаамских. В 1834 году часовню достроили, а при ней небольшое кирпичное здание для монашествующих.

В 1835 году определением Синода настоятелем Валаамского монастыря был назначен игумен Вениамин (Мануйлов), насельник Новоезерского монастыря. Тем самым было нарушено правило об избрании игуменов из числа валаамской братии, что вызвало недовольство внутри монастыря. Кроме того, новый игумен произвел сокращение службы, что также смутило ревнителей монастырского благочестия. Расследовать возникшую в 1838 году смуту был назначен настоятель Свято-Троицкой Сергиевой пустыни архимандрит Игнатий (Брянчанинов). Он отметил достижения нового игумена в области хозяйственного управления обителью, но указал и на многие нарушения в руководстве монашествующими. По рекомендации архимандрита Игнатия настоятелем монастыря с возведением в сан игумена был определен валаамский монах Дамаскин (Кононов). При игумене Вениамине в монастыре был осуществлен ряд построек: из приготовленного игуменом Варлаамом материала соорудили гранитную лестницу в семьдесят ступеней, ведущую от монастырской пристани к келейным корпусам. В 1835 году иждивением фридрихсгамского купца Федора Федоровича Набилкова18 над больничной церковью во имя иконы Божией Матери "Живоносный Источник" на втором этаже устроили еще один престол во имя Живоначальной Троицы. Его освятили в 1837 году. В 1836 году в г. Сердоболе в очередной раз было перестроено находившееся там деревянное монастырское подворье.

Время правления игумена Дамаскина (1839-1881) – целая эпоха в жизни монастыря, начало его внешнего процветания при высокой внутренней монашеской жизни.

Валаамский монастырь в середине XIX – начале XX веков

Став настоятелем, игумен Дамаскин принялся за внешнее благоустройство обители. Архимандрит Игнатий, как благочинный монастырей, оказывал ему всяческую поддержку. В 1840 году был перестроен скит Всех святых, возведены новые каменные кельи, каменный храм. В 1852 году недалеко от келейных корпусов центральной усадьбы была построена каменная двухэтажная гостиница для приезжающих на Валаам богомольцев.

В 1853 году на Крестовом острове, который впоследствии получил название Никольского, был воздвигнут каменный храм во имя Святителя Николая Чудотворца, а 1858 году двухэтажный дом для священнослужителей и братии с домовой церковью во имя преподобного Иоанна Дамаскина (1865).

В 1855 году по благословению Святейшего Синода игумен Дамаскин совершил соборное освящение нового деревянного храма во имя преподобного Александра Свирского, а также трех деревянных келейных корпусов для братии на Святом острове. В 1856 году недалеко от монастырской пристани устроен двухэтажный странноприимный дом для бедных финнов.

В 1858 году было положено начало новому скиту на острове Монашеском (Серничан). Сюда была перевезена из Васильевского монастыря в Старой Ладоге древняя деревянная церковь, построенная иноками, бежавшими из Валаамской обители во время разорения ее шведами в 1611 году. Верхний храм освятили во имя святого Иоанна Предтечи, а нижний, пещерный, во имя Трех святителей. Для уединенного жительства пустынников на острове срубили восемь деревянных келий.

В 1858 году обитель посетила царская семья. 28 июня два парохода "Стрельна" и "Александрия" подошли к монастырской пристани. Император Александр II с Императрицей Марией Александровной, сыновьями, в сопровождении сестры Государя, великой княгини Ольги Николаевны с супругом, сошли на берег. Около Святых врат обители царскую семью встречали игумен и монастырская братия. Высочайшие особы направились в собор на Божественную литургию, по окончании которой был отслужен молебен преподобным Сергию и Герману Валаамским. Затем Император с семьей совершил прогулку по острову, посетил скиты и пустыньки, после трапезы в монастыре гости побывали на братском кладбище. В этот же день Император с семьей отправился в обратный путь. В 1862 году в память об этом посещении по проекту архитектора А.М. Горностаева будет возведена часовня во имя иконы Божией Матери "Знамение".

В 1863 году игуменом Дамаскиным был построен трехэтажный водопроводный дом, в котором расположились мастерские и хозяйственные службы. В 1867 году на Ильинском острове был выстроен скит с деревянной церковью во имя святого пророка Илии и при ней – два деревянных двухэтажных дома. При своей пустыньке, в которую он уединялся до настоятельства, игумен построил в 1870 году небольшую деревянную церковь во имя Коневской иконы Божией Матери, а при ней – два деревянных келейных корпуса для братии. На юге Валаамского архипелага игуменом Дамаскиным была построена небольшая деревянная церковь с колокольней во имя преподобного Авраамия Ростовского и три деревянных кельи для жилья скитской братии. Тогда же, в 1873 году был отлит колокол в 1000 пудов на предполагавшуюся при новом соборе колокольню. На расстоянии одного километра к востоку от монастыря, в 1876 году возвели каменную церковь во имя Всех преподобных отцов, в подвиге просиявших, с отдельно стоящей колокольней. Здесь было устроено новое кладбище. Игумен Дамаскин заготавливал камни и кирпич для нового соборного храма, построить который Бог судил его преемнику игумену Ионафану.

Тщанием отца Дамаскина в разных местах острова возникло 18 часовень и поставлено 10 каменных и деревянных поклонных крестов. Господь посылал благодетелей, щедро жертвовавших на строительство и украшение обители. Игумена Дамаскина справедливо называют строителем Валаама.

При нем значительно выросло число братии. Монастырь был известен в России как один из наиболее благоустроенных. Игумен Дамаскин, как духовный отец, неусыпно заботился о спасении вверенной ему братии. Келья его всегда была открыта для посетителей. При столь обширном хозяйстве и строительстве игумен постоянно занимался с братией, часто исповедывал мирян и особенно принимал участие судьбах людей, падших нравственно, был к ним снисходителен, старался любовью наставить их на путь истинный. У него было много учеников из числа братии монастыря, которые впоследствии стали старцами, прославившимися многими благодатными дарами.

Преемником игумена Дамаскина по управлению обителью стал его ученик иеромонах Ионафан, еще при жизни игумена Дамаскина принимавший участие в хозяйственных делах монастыря.

При игумене Ионафане II (1881-1891) было продолжено благоустроение обители: выстроены второй кирпичный, смоляной и кожевенный заводы, хлебный амбар и скотный двор с фермой и всеми службами. Для доставки из Петербурга необходимых для монастыря грузов построен корабль. Расчищены, осушены от болот и распаханы годные для посевов и покосов участки земли. Особенным вниманием игумена Ионафана пользовалась монастырская библиотека. Его стараниями она пополнилась более чем на 1500 книг.

Но самым главным достижением в строительной деятельности игумена Ионафана стал выстроенный им вчерне каменный Спасо-Преображенский собор с колокольней. Освящение закладного камня нового соборного храма на Валааме состоялось 30 июня 1887 года. На торжества прибыл президент Императорской Академии Художеств великий князь Владимир Александрович с супругой – великой княгиней Марией Павловной. Собор возводился по проекту зодчего А.Я. Силина, под наблюдением архитекторов Г.И. Карпова и Н.Д. Прокофьева. На возведении собора трудились не только вольнонаемные рабочие, но и вся монастырская братия. Храм величественно вознес свои главы с крестами, когда дни игумена Ионафана были уже сочтены. 20 января 1891 года владыка скончался. Его могила, осеняемая гранитным крестом, находится за алтарем церкви на Игуменском кладбище, рядом с могилой игумена Дамаскина.

Одной из главных задач игумена Гавриила (1891-1903) стало завершение строительства нового Спасо-Преображенского собора, устройство иконостасов в нижнем и верхнем храмах, проведение живописных работ. Большая часть икон и росписей выполнена силами Валаамской школы живописи, возглавляемой иеромонахом Алипием (Константиновым). Вместе с другими монастырскими живописцами игумен Гавриил трудился над росписью верхнего храма Спасо-Преображенского собора. На сводах церкви им были написаны все херувимы, а также некоторые иконы.

26 июня 1892 года Преосвященным Антонием, епископом Выборгским, первым викарием Санкт-Петербургской епархии, в присутствии великого князя Владимира Александровича и супруги его великой княгини Марии Павловны, а также их детей – Бориса и Андрея, был освящен главный престол нижней церкви собора в честь преподобных Сергия и Германа Валаамских, через год – 14 июня 1893 года освящен боковой придел нижней церкви во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Верхняя церковь во имя Преображения Господня освящена 19 июня 1896 года архиепископом Выборгским Антонием в присутствии членов императорской семьи – великого князя Владимира Александровича с супругой и великого князя Кирилла Владимировича с великой княгиней Марией Александровной. Собор производил неизгладимое впечатление на всех, кто его посещал.

При игумене Гаврииле велась роспись нижнего храма Предтеченского скита в честь трех святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого – и Никольского храма этого же скита. За время двенадцатилетнего настоятельства отца Гавриила были построены каменные церкви островных скитов: в Тихвинском скиту во имя Тихвинской иконы Божией Матери (1899); в Сергиевском во имя преподобных Сергия и Германа Валаамских (1899); в Германовском заложен храм в честь святого благоверного князя Александра Невского (1901). На Валааме в местечке Никоново, где раньше находилась часовня святого апостола Андрея Первозванного, был заложен храм в честь Воскресения Христова (1902). В монастырской усадьбе надстроен третий этаж юго-западного братского корпуса внешнего каре и зимней гостиницы. В Москве стараниями купцов Прусаковых и Курниковых было выстроено двухэтажное подворье монастыря (1901). При игумене Гаврииле впервые за всю историю обители была осуществлена запись на ноты богослужебных песнопений, до этого времени сохранявшихся в устной церковно-певческой валаамской традиции. В 1903 году вышел в свет "Обиход Валаамского пения". При отце Гаврииле не только расширялось строительство монастыря, но и значительно умножилась братия – с четырехсот человек до тысячи. Для насельников игумен Гавриил являлся духовным отцом, старавшимся исправлять провинившегося брата духом кротости и любви. "Без любви нельзя построить ничего, заслуживающего благодарности. – Часто повторял он. – Если руководитель не любит братию, то и братия не будут уважать друг друга, и отсюда последует только внешнее соблюдение Устава и напрасные поиски духа и милости". При игумене Гаврииле Валаамский монастырь стал школой воспитания и духовного становления будущих настоятелей русских монастырей.

В период настоятельства игумена Виталия (1903-1905) был освящен храм в честь святого благоверного князя Александра Невского в Германовском скиту. По смерти игумена Виталия в 1905 году его преемником стал иеромонах Пафнутий, возглавлявший братию обители до своей кончины в 1907 году. При нем было завершено строительство храма Сергиевского скита, а также каменного храма в Воскресенском скиту. В Петербурге, на Васильевском острове, по благословению игумена Пафнутия была начата постройка большого каменного пятиэтажного доходного дома.При игумене Маврикии (1907-1918) продолжалось строительство монастыря. В 1911 году недалеко от Воскресенского скита, у подножия горы Елеон, была возведена деревянная церковь в честь Успения Божией Матери и построены два келейных корпуса Гефсиманского скита. Устройство Гефсиманского скита завершило создание на Валааме "русского Иерусалима", по масштабу сопоставимого только с Новым Иерусалимом Патриарха Никона.

В 1914 году, когда разразилась Первая Мировая война, по желанию и на средства Великого Князя Николая Николаевича для поминовения всех погибших воинов, защищавших Отечество, была построена каменная церковь Смоленского скита. В 1912 году во время правления игумена Маврикия, указом Императора Николая II игуменам Валаамского монастыря была предоставлена привилегия совершать богослужения в митре.

Осенью 1917 года игумен Маврикий принял участие в работе Поместного Собора, представляя на нем Валаамский монастырь. По возвращении в декабре в обитель, старец внезапно серьезно заболел. На одре болезни он принял пострижение в великую схиму, 9 февраля 1918 года последовала его мирная кончина. 12 февраля, после совершения заупокойной Литургии, тело схиигумена Маврикия было предано земле на старом братском кладбище. Его преемник игумен Павлин (1918-1934) принял управление обителью в грозные для России и Русской Православной Церкви времена.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 22 ноя 2012, 15:46 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
(продолжение 3 из 3)

Новые испытания. Валаам в XX - начале XXI века

В 1914 году началась Первая Мировая война. Валаамскую обитель также не миновало лихолетье: 264 монастырских насельника были призваны на военную службу. После октябрьского переворота в 1917 году Финляндия получила независимость, и Валаам оказался на ее территории, что позволило на время сохранить обитель. Наступил 1918 год, один из самых скорбных для монастыря. На острове начался голод, шесть иноков скончались от эпидемии гриппа.

Финляндия укрепляла свои границы. Военное командование рассматривало Валаамский архипелаг как приграничный форпост государства на Ладожском озере, на островах велись интенсивные фортификационные работы.

"С 12 января 1918 года началось знаменитое в нашей обители "Порт-артурское сидение", только более продолжительное, чем дальневосточное: с этого именно дня началось абсолютное разобщение Валаамского монастыря с Россией вначале, и со всем миром, совершенно прекратилась доставка из России газет, писем и вообще всякого рода корреспонденции. Насельники монастыря ничего не знали о том, что творится на белом свете… С поселением на Валааме Финляндского гарнизона, въезд сюда частным лицам совершенно воспрещен, отчего никаких богомольцев за лето 1918 года у нас не было. Береговым православным карелам не позволено было посетить обитель даже в праздники Всех Святых и Преподобных. Лето сего года мы провели в абсолютном уединении, как никогда ранее!" – свидетельствовал монастырский летописец монах Иувиан (Красноперов).

Господь сохранил от разорения большевиков святой остров, но многие испытания были еще впереди. Революционные волнения в 1917-1918 годах приняли в Финляндии характер национально-освободительной борьбы. Тогда был поднят вопрос и о существовании монастырей, так как считали, что находясь на границе "враждебного Финляндии государства", монастыри всегда отрицательно относились к идее самостоятельности республики, а потому должны быть упразднены.

В 1918 году Сенат принимает решение о подготовке проекта закона о Православной Церкви в Финляндии. Для этой цели была образована особая комиссия из церковных деятелей национального направления, которая подготовила закон о Православной Церкви в Финляндии, утвержденный правительством 26-го ноября 1918 года. Согласно этому закону, Православная Церковь получила в Финляндии положение "национальной Церкви меньшинства", а монастыри, как принадлежащие к этой Церкви, приобрели более прочное положение в стране. Вместе с этим финское национальное течение православной церковной жизни стало господствующим. В 1923 году Финляндская Православная Церковь переходит на новый (григорианский) календарный стиль в богослужебной практике. Насильственно его вводят и на Валааме. Это повлекло за собой возникновение настоящего раскола в братии Валаамской обители.

Введение нового стиля в Валаамском монастыре

В 1917 году 3-6 (16-19) октября в Валаамском монастыре состоялся съезд духовенства и мирян, на котором обсуждался вопрос о введении нового стиля. На съезде приняли решение, что в целях удержания православных от перехода в лютеранство в принципе возможен переход к празднованию всех праздников по новому стилю, если того желают две трети прихода.

11 февраля 1921 года Святейший Патриарх Тихон дарует Финляндской Православной Церкви автономию. В июле 1923 года в Константинополь к Патриарху Мелетию от правительства прибывает делегация с просьбой даровать Финляндской Православной Церкви автокефалию. В автокефалии делегатам было отказано, но Патриарх Мелетий принимает ФПЦ в каноническое единение с Вселенским Патриаршим Престолом, благословляет переход на новый стиль и посвящает протоиерея Германа Аава викарным епископом Финляндии. 16 августа 1923 года посланием от этого числа Патриарх Тихон благословляет ФПЦ на введение нового стиля у себя с октября 1923 года, с некоторыми изменениями григорианской Пасхалии.

1-го ноября 1923 года после службы в соборе игумен Павлин с амвона прочитал послание епископа Серафима, в котором говорилось о том, что Патриарх Константинопольский Мелетий и Святейший Тихон, Патриарх Московский благословили Валаамской обители перейти на новый стиль. Прочитав послание, игумен Павлин сказал: "Итак, отцы святии и братия, к только что прочитанному распоряжению и благословению о введении нового стиля я должен сказал следующее: все мы чтим и любим Святейшего Патриарха Тихона, как главу нашей Святой Православной Церкви, исповедника и строгого блюстителя святого Православия, готового душу свою положить за истину, несомненно хорошо знающего каноны и правила святых апостолов и Вселенских Соборов. И вот этот Первостоятель нашей Православной церкви, имея все вышеизложенное в виду, благословил перейти на новый стиль; поэтому примем это распоряжение и благословение Высшей Церковной власти без смущения с мирным душевным устроением и явим свое повиновение этой высшей власти, так как никакой погрешности в переходе на новый стиль нет; те же, которые упорствуют и говорят, что переходом на новый стиль нарушаются каноны, да убоятся сказанного: "Аще и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь". Да не будет между нами ни старостильников или новостильников. Да не будет между нами распрей и раздоров по этому поводу! Все мы сюда собрались для спасения, для содевания же спасения необходимо мирное душевное устроение; т.е. необходимо иметь мир со всею братиею; раздоры же, злоба, ненависть, зависть, осуждение и тому подобное плохие помощники в деле спасения и все наши подвиги и лишения обратятся в наше осуждение, если мы не будем иметь братской любви. Мир имейте и святыню во страхе Божии, сказал Апостол, кроме сих никто же узрит Господа. Бог мира да будет со всеми нами. Аминь".

Большинство братства пришло в сильное волнение. Для умиротворения братства в монастырь приехал архиепископ Серафим. В Спасо-Преображенском соборе собралась вся братия, и владыка обстоятельно изложил историю введения нового стиля. При этом он добавил, что на переход на новый стиль он имеет распоряжение Вселенского Патриарха и благословение Российского Патриарха Тихона от 16-го августа текущего 1923 года. Речь владыки неоднократно прерывалась слушателями, а некоторые из присутствовавших открыто высказывали ему свое недоверие, что очень возмущало владыку.

В 1924 году раскол между братией усугубился. Следующей вехой валаамской трагедии стал приезд в обитель представителя Константинопольской Патриархии митрополита Германоса. Половина братии не присутствовала на службе, считая совершение ее по новому стилю нарушением канонов.

"Мне довелось быть свидетелем того печального момента, – из воспоминаний архимандрита Афанасия (Нечаева), – когда нарушилось на Валааме единство церковной жизни, и братия монастырская, подобно дереву, расщепленному грозой, распалась на две группы... А случилось следующее: неожиданно для всех приехал на Валаам из Лондона греческий Митрополит Германос – представитель Константинопольского Патриарха в Западной Европе (устанавливать новый календарный стиль). Часть монахов с духовником отцом Михаилом и Наместником отцом Иоасафом во главе отказалась с ними сослужить... Я только один раз видел за это время своего духовника отца Михаила – не хотел докучать ему собою, зная, какую ответственную роль играет он в этом вопросе. И он сказал мне лишь одну фразу, но твердо и решительно: "Нам святые каноны не позволяют быть с нарушителями их". И почувствовал я, это у него непреложное..."19.

В 1925–1926 гг. за верность старому стилю из монастыря были исключены 42 монашествующих. Участь монахов-изгнанников была разной. Одни из них, оказавшись на территории Сербии, Германии, Франции, США и Марокко, привнесли в монастырскую жизнь этих стран традиции своей древней обители20. Других отправили в СССР. В числе высланных с острова были исповедник иеромонах Арефа (Митренин) и преподобномученик монах Таврион (Толоконцев). Оба служили на Валаамском подворье в Москве. Отец Арефа, покинув в октябре 1926 г. Валаам, поселился в Ленинграде на Васильевском острове при Валаамской часовне. День 18 февраля 1932 г. стал трагическим для 318 монахов и монахинь из разных монастырей, в том числе для девяти насельников Валаамского подворья. Среди арестованных были иеромонахи Арефа и Патрикий (Петров).

К 1925 году в обители осталось приблизительно 400 человек, из них 70 иеромонахов и 40 иеродиаконов. Около 100 наемных рабочих разрабатывали лес. В основном, это были православные карелы, по обычаю приходившие перед женитьбой помолиться на Валаам и потрудиться в пользу обители. Прачечной и огородами занимались 25 богомолок, оставшихся на острове и образовавших свою "монашескую общину". Постепенно приходилось закрывать скиты. Оставались только Предтеченский, Тихвинский и Всесвятский.

Валаам – остров «ушедшей России» (монастырь в 1920-30-е годы)

Несмотря на печальное разделение братии, в лютеранской, по преимуществу, Финляндии Валаамская обитель оставалась светильником пpавославной веpы. Здесь ежегодно созывались съезды духовенства и мирян, с 1926 года в надвратном храме в честь апостолов Петра и Павла иеромонах Исаакий начал регулярно служить на финском языке. 20 сентября 1931 года в Воскресенском скиту состоялось открытие и освящение помещений детского приюта для мальчиков из бедных православных семей Карелии. 30 мальчиков жили на втором этаже келейного корпуса и обучались по курсу народной школы, а также церковному чтению и иконописи. В 1930-е годы под руководством иконописцев иеромонаха Фотия и иеродиакона Досифея ученики иконописной школы выполнили большую часть реставрационных работ по живописи собора. В двух храмах совершалось непрерывное чтение Псалтиpи в поминовение усопших. Несмотря на грозные события и изменения в течении монастырской жизни, в обители все же удалось сохранить традиции старчества. Особенно был известен своей высокой духовной жизнью схиигумен Иоанн (Алексеев), живший на Предтеченском острове.

В 1920-1930 годы Валаам, как и в былые времена, притягивал к себе людей, потерявших самое дорогое, что у них было – родину. Для русских эмигрантов обитель была островком той былой, ушедшей в историю Руси. В летнее время обитель посещали паломнические группы из Эстонии и Финляндии. С одной из таких групп на Валаам приехал из Таллина священник Михаил Ридигер, которого сопровождал сын Алексей, будущий Патриарх Русской Православной Церкви.

С 1933 года настоятелем обители был избран иеромонах Харитон (Дунаев). Его предшественник игумен Павлин ушел на покой, незадолго до своей кончины (5 ноября 1935 г.) приняв великую схиму с именем Павел. Из валаамских настоятелей он последним был погребен на Игуменском кладбище.

В эти годы в монастыре возобновилась книгопечатная деятельность. В 1936 году в свет вышел сборник поучений святых отцов о молитве Иисусовой, составленный игуменом Харитоном21. В 1943 году в Финляндии была издана книга "Аскетизм и монашество" написанная игуменом Харитоном 22.

Последние годы перед разорением обители

В 1939 году советско-финские международные отношения ухудшились. В сентябре финские войска дислоцированные на острове Валаам были приведены в боевую готовность. Семьи военных эвакуировали вглубь Финляндии. 12 октября в монастыре был прекращен колокольный звон. 30 ноября 1939 года в 8 часов утра войска Красной Армии начали военные действия на финском фронте. Валаамский архипелаг не был местом военных действий, но обитель не раз подвергалась бомбардировкам. 20 декабря 1939 года началась постепенная эвакуация братии. Из дневника игумена Харитона: "Грозные тучи надвигались над Валаамом. Провизия и хлеб взяты на учет, запасы которых были на два года. Пароходы, моторы и большая часть лошадей перешли в ведение военного гарнизона. Семейства военных оставили Валаам, и нам предлагалось добровольно эвакуироваться, но мы отказались. Не раз я беседовал в трапезе с братией о создавшемся положении, и о причинах, почему нет того мира на земле, о котором возвестили Ангелы при Рождестве Христовом. "Этот мир особенный, не такой, какой дает мiр (Иоанн. 14, 27). Мир людей святых и искупленных от греха. Грешники не имеют мира ни с Богом, ни между собою (Исаия 48, 22), а бывающий мир между ними есть вражда против Бога…"

"Октябрь 1939 года. Вот уже приблизились грозные тучи к Валааму, колокола которого давно замолкли для призыва на молитву, а теперь только служат сигналами, возвещающими налет аэропланов, и мы избрали и от этих воздушных врагов укрываться в храме, который и служит для нас убежищем."

"20-го января [1940 года] служил я всенощную соборне. Во время пения хором "Блажен муж" над головами снова заревели моторы, затрещали пулеметы. Как будто вся адская сила собралась в воздухе. Взрывы бомб колеблют и разрушают здания. Выходим на литию, взрывы усилились, вот минута – и собор разрушится, и мы будем погребены здесь в кирпичных обломках вблизи раки Преподобных. Но то сознание, что такое погребение застанет нас в молитвенном настроении и в храме Божием, давало сердцу настроение и преданность на волю Божию… Всенощная кончилась. Налеты затихли, человеческих жертв не было, хотя здания пострадали, но в них не было людей, все были в храме".

Наибольшему разрушению монастырь подвергся в результате бомбардировок 2 и 4 февраля, когда Валаам в несколько заходов бомбили более 70 советских самолетов. Казалось бы, монастырь должен быть стерт с лица земли, бомба, предназначавшаяся для разрушения Спасо-Преображенского собора, упала всего в нескольких метрах от главного входа, и не взорвалась. От прямого попадания в больничную церковь Живоносного Источника загорелось северное крыло братского корпуса, но уцелела уникальная библиотека, насчитывающая 29 000 томов. Чудом, по молитвам преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, главная святыня Валаама – Спасо-Преображенский собор, остался цел. 5 февраля монастырская братия во главе с игуменом Харитом была эвакуирована вглубь Финляндии. В монастыре для присмотра за имуществом остались: помощник эконома монах Симфориан, капитан с парохода "Сергий" монах Ираклий и послушник Владимир Кудрявцев, инженер и два иеромонаха Петр и Павел.

13 марта 1940 года Валаамские иноки по радио узнали, что подписан мирный договор между Финляндией и СССР, по которому вся Карелия с монастырями Валаамским, Коневским и Линтульским отошли к СССР. По договору жителям давалось несколько дней для отъезда вместе с имуществом с передаваемой территории в Финляндию. На следующий день по благословению игумена Харитона, для эвакуации монастырского имущества в обитель выехал Наместник монастыря иеромонах Исаакий. "18-го эвакуация имущества подходила к концу… Дав распоряжение монаху Симфориану, чтобы сделали двадцать четыре редких удара в Андреевский тысячепудовый колокол в знак умирающей Валаамской тысячелетней обители, я вынес благоговейно из собора престольные мощи и настоятельский посох – символ игуменской власти, и выехал с Валаама. Колокол печально прозвучал, возвещая смерть обители…"23.

19 марта 1940 года Валаамский архипелаг был передан советским войскам. В июне 1940 года народный комиссар Военно-Морского Флота СССР адмирал Н.Г. Кузнецов подписал приказ о создании единой школы боцманов ВМФ на базе двух существующих с дислокацией на острове Валаам. В августе на остров прибыли первые курсанты. В школе было созданы две роты боцманов, которые разместились в монастырской гостинице. В августе 1940 года наркоматом ВМФ СССР был отдан приказ о наборе в роту юнг, которая предполагалась как особое учебное подразделение школы боцманов.

С первых дней войны юнги и курсанты на учебных шхунах помогали буксировать баржи с раненными бойцами 168-й стрелковой дивизии полковника Бондарева, защищавшей Северное Приладожье, несли службу по охране острова. Первая рота школы боцманов была выпущена с присвоением курсантам званий старшин и распределением по флотам ВМФ. Из оставшихся в школе курсантов и юнг была создана 1 отдельная стрелковая рота, вошедшая в состав формировавшейся на острове 4-й отдельной бригады морской пехоты. 19 сентября утром канонерские лодки "Бира", "Бурея" и "Селемеджа", на бортах которых разместился весь бывший состав школы боцманов, покинули остров. Часть курсантов и юнг, не вошедших в состав 1-й отдельной стрелковой роты, несли охрану водного района Ладожской флотилии. Они принимали участие в боевых операциях по обороне Волхова и берегов Ладоги, охране "дороги жизни", высадках разведывательных десантах на острова. Такие десанты высаживались и на остров Валаам24.

20 сентября 1941 года, после проведенной воздушной разведки, на остров высадились финские войска. Сразу начались работы по укреплению обороны острова: были привезены артиллерийские орудия, на мысу Черный нос установили новую батарею. Части, дислоцированные на Валааме, не принимали участия в военных действиях. В 1941-1944 годах не было и бомбардировок острова. Лишь дважды на протяжении войны советские корабли приближались к Валааму, но каждый раз поворачивали назад прежде, чем попадали под удар артиллерии.

22 ноября 1941 года игумен Харитон послал пять иноков во главе с иеромонахом Филагpием для приведения в порядок Валаамского хозяйства. Во время военных действий иноки несколько раз побывали в монастыре. 20 июня 1944 г. они вновь, после очередного посещения, должны были покинуть родную обитель, и на этот раз навсегда. Военные подразделения финской армии, общая численность которых составляла не менее 2 000 человек, покинули архипелаг 19 сентября 1944 года. Некоторые финские фортификационные сооружения до сих пор напоминают о тех трагических днях в истории острова.

Новый Валаам

В бывшей усадьбе Папинниеми в сельской местности Хяйнавеси, приобретенной братией 24 июля 1940 г., на территории Финляндии, началась жизнь монастыря, который впоследствии получил название Новый Валаам. Решение о покупке было принято, когда при осмотре одной из комнат усадьбы неожиданно была обнаружена небольшая икона преподобных Сергия и Германа Валаамских.

После смерти игумена Харитона его преемником стал игумен Нестор, подвизавшийся на Валааме с 1905 г. Из двух сараев соорудили Преображенскую церковь с трапезной. Усадебный дом стал настоятельским корпусом. Игумен старательно поддерживал Валаамские традиции, в том числе певческие. Иноки по-прежнему поклонялись главной своей святыне – чудотворному образу Валаамской Божией Матери. В 1956 г. к Валаамской братии присоединилась Коневская, принесшая с собой чудотворный Коневский образ Богородицы.

С 1945 по 1957 г. Ново-Валаамский монастырь находился в юрисдикции Русской Православной Церкви, затем Ново-Валаамская обитель была передана Финской Церкви. В связи с этим по ходатайству митрополита Новгородского и Ленинградского Григория (Чукова) руководители Советского Союза разрешили валаамским инокам вернуться на родину. Семь монахов с Нового Валаама стали насельниками Псково-Печерского монастыря. Вот их имена: иеросхимонах Михаил (Питкевич), схиигумен Лука (Земсков), игумен Геннадий, монах Сергий, монах Борис (в схиме Николай, Монахов), иеромонах Иоанн (в схиме Лавр) и монах Гурий (в схиме Герман, Соколов). Бывший келейник старцев, архимандрит Кенсорин, говорил, что "эти старцы – соль земли… Они были путеводителями, т.е. они берут, как бы за руку свое духовное чадо и ведут ко спасению… Я прихожу к такому убеждению, что если монашество рухнет, то мир без монашества не сможет существовать"25.

Шло время, и к середине 1970-х гг. на Новом Валааме осталось только два русских инока: архимандрит Симфориан (1892-1981) и монах Акакий, умерший в 110-летнем возрасте в 1984 г. С их кончиной завершилась история русского Нового Валаама, который теперь населяют монахи-финны, их общину возглавил игумен Пантелеимон (ныне митрополит). Богослужения в обители с 1977 года совершаются на финском языке и по новому календарному стилю. На Новом Валааме, а также в городе Куопио, где находится единственный в Западной Европе музей Православной Церкви, хранятся многие святыни, вывезенные с Валаама еще в 1940 году: рака преподобных Сергия и Германа, иконы, Евангелия, предметы церковной утвари. К 800-летию Православия в Финляндии на Новом Валааме был воздвигнут каменный, в новгородском стиле, Спасо-Преображенский собор. Построен он был на средства общества друзей Нового Валаама по проекту финского архитектора русского происхождения И.Н. Кудрявцева и был освящен 5 июня 1977 года. Братию, численностью 14 человек, ныне возглавляет архимандрит Сергий.

Запустение. Валаам в 1940–80-е годы

Стаpый же Валаам на долгие годы был обречен на забвение. Осенью 1944 г. на опустевший остров прибыли несколько девушек, бойцов тылового подразделения, для обеспечения фронта молочными продуктами. Для Валаама начиналась новая жизнь: без церквей и службы, без колокольного звона и молитвы, жизнь суетная и хлопотливая. В 1949 году на острове был создан совхоз. В течение тридцати двух лет (1952–1984 гг.) здесь находился дом-интеpнат для инвалидов войны и престарелых. Стремительно, буквально за несколько десятилетий, беспощадно было разрушено то, что создавалось веками. Монастырские здания, представляющие собой уникальный по архитектуре ансамбль, даже формально не состояли под государственной охраной.

В Спасо-Преображенском соборе из-за коденсата и протечек кровли осыпалась живопись. В нижней церкви собора, где когда-то иноки преклоняли колена пред мощами великих Валаамских подвижников, хранились овощи. В алтаре Успенской церкви открыли магазин. В Воскpесенском скиту обосновалась туристическая база. "На кирпич разбирались каменные скиты, а деревянные использовались как легкодоступное топливо", – пишет современный автор В.Р. Рывкин. По воспоминаниям островитян, "директор дома инвалидов разбирал и сжигал деревянные часовни – отапливал ими свинарник и коровник; председатель сельсовета жег старые церковные книги и иконы". В 1950-е годы был сожжен деревянный храм Ильинского скита на острове Лембос. Погибли Назариевская пустынь и около 20 деревянных часовен на островах. От строений Коневского скита к середине 1950-х годов остались только фундаменты. Церковь, перевезенную на центральную усадьбу, приспособленную под кормокухню и оскверненную, позже также уничтожил пожар26.

Последняя, Покровская часовня, как и многие другие, сгорела не во время военных действий, а в мирное лето 1982 года (ныне, как и Владимирская, отстроена заново). Изуверское отношение к святыням не прошло бесследно, многие из тех, кто разрушал их, постепенно теряли человеческий облик. Очень точно заметил бывший игумен монастыря (с июля 1990) Андроник (Трубачев), что впервые источником разрушения обители стали "не войны противоборствующих держав, а разорение собственного гнезда, самоопустошение и самоистребление". В 1965 году власти, организовав на острове природный заказник, решили дать Валааму новую жизнь. Были и другие попытки. В 1979 году природный заказник был преобразован в историко-архитектурный и природный музей-заповедник, в связи с чем некоторым зданиям был придан статус памятников (1971, 1985 гг.). Предполагались устройство туристического аттракциона с канатной дорогой и аэродромом, в соборе – зала органной музыки, строительство нового поселка на 1000 жителей. По милости Божьей, этим планам не суждено было сбыться 27.

Возрождение обители

Конец 80-х годов стал первым этапом в восстановлении обители, бывшей когда-то столпом православной веры на севере России. По инициативе митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия, 18 сентября 1989 года Совет министров Карелии решил "передать в пользование" Ленинградской епархии Спасо-Преображенский собор с внутренним каре и расположенные рядом скиты, кроме Воскpесенского и Гефсиманского. Наместником обители был определен архимандрит Виктор (Пьянков), впоследствии епископ Подольский.

Первые шесть насельников – иеромонахи Варсонофий, Геронтий, Фотий, иеродиакон Серафим, послушники Леонид и Вадим (ныне иеросхимонах Варахиил) – прибыли на остров в ночь на 14 декабря 1989 года и разместились в бывшем изоляторе дома инвалидов ("Морской дом").

С приездом монахов постепенно затеплилась духовная жизнь на острове. Возобновились службы в нижнем храме во имя преподобных Сергия и Германа. Одновременно начались монастырские реставрационные работы. 25 мая 1990 года, на Вознесение Господне, митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий освятил главный престол нижнего собора. Новое важное для обители решение о возвращении обители всех храмовых и административно-хозяйственных зданий было принято Верховным Советом Карелии в 1990-1991 годах.

С 1990 года Валаамский монастырь получил статус ставропигиального, то есть перешел в непосредственное ведение священноигумена, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Несмотря на свою занятость, Святейший Патриарх почти ежегодно отмечал день памяти преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, торжественным богослужением в Спасо-Преображенском соборе. Во время посещения обители Его Святейшество подробно знакомился с жизнью братии как в монастыре, так и в скитах, беседовал с братией.

С января 1993 г. обитель возглавляет игумен Спасо-Преображенского Валаамского монастыря архимандрит Панкратий (Жердев), ранее состоявший в братии Свято-Троицкой Сергиевой Лавры на послушании эконома. Братия за это время значительно возросла, теперь она составляет около 150 человек. Возрождаются традиции Валаамского трудового монашества: строительство и реставрация, флот, сельское хозяйство, автохозяйство, камнерезное, кузнечное и свечное производства, издание духовной и церковно-исторической литературы.

В мае 1991 года братия обители обрели великое духовное сокровище – нетленные благоухающие мощи валаамского подвижника благочестия иеросхимонаха Антипы. Отец Антипа родился в Молдавии в селе Калоподешта, подвизался на Святой Горе Афон, был одним из основателей румынского скита Продромос. В 1992 году Священный Синод Румынской Православной Церкви причислил преподобного Антипу Калаподештского к лику святых Румынской Православной Церкви преподобного Антипу Калаподештского. По благословению Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в 2000 году имя преподобного Антипы Валаамского было внесено в святцы русской Православной Церкви (память 10/23 января). Отныне Валаамская обитель получила еще одного молитвенника у Престола Божия. Мощи преподобного Антипы Валаамского помещены в раку, которая установлена в нижней церкви во имя преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. Братия и паломники обращаются к преподобному старцу с просьбой о молитвенном предстательстве и получают по своей вере помощь и исцеления от болезней.

В 1996 году престольный праздник монастыря – день памяти преподобных Сергия и Германа был отмечен особыми торжествами. Обитель посетили Патриарх Алексий II и впервые в истории Валаама – глава Поместной Православной Церкви, митрополит всея Америки и Канады Феодосий, который передал монастырю бесценный дар – частицу мощей преподобного Германа Аляскинского, а Святейший Патриарх – большую икону святого.17 июля 2002 года в Валаамском монастыре состоялось духовное торжество – встреча игумена афонского монастыря Ватопед архимандрита Ефрема с братией и паломниками. Архимандрит Ефрем привез в дар обители храмовый образ, список с чудотворной иконы "Пантанасса" ("Всецарица"), который был специально написан для монастыря и освящен на Святой Горе Афон. Архимандрит Ефрем также принес в дар Валаамской обители мощи почитаемого Афонского подвижника благочестия старца Иосифа Исихаста.

В силу сложившихся исторических обстоятельств почти все сохранившиеся после неоднократных разорений Валаамской обители святыни и реликвии оказались вне Валаама или были безвозвратно утрачены в послевоенное время. Поэтому огромное значение для возрождающейся обители имело обретение древней святыни – креста-мощевика с частицей мощей великомученика и целителя Пантелеимона, который был выкуплен из частной коллекции и передан в дар Валаамскому монастырю благотворителем. 22 апреля 2004 года на Московском подворье состоялась торжественная передача уникального креста-мощевика. Древний крест с вложенной в него крупной частицей мощей великомученика и целителя Пантелеимона – родовая святыня бояр Нащокиных.

По благословению Его Святейшества (4 июля 1999 г.) было установлено Празднование Собора Валаамских святых, на второй день после Преображения, престольного праздника обители. Одно из значительных для обители событий произошло летом 2000 года, когда на юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви были прославлены 34 преподобномученика XVI в., новомученики и исповедники XX века: святитель Феофан Соликамский (Ильменский), преподобномученики Арефа (Митренин) и Иеремия (Леонов). 27 декабря 2000 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви было принято решение включить в Собор новомучеников и исповедников Российских ХХ века от Спасо-Преображенского Валаамского монастыря имена иеромонахов Патрикия (Петрова) и Сергия (Гальковского), иеродиакона Андроника (Барсукова), монаха Тавриона (Толоконцева). 11 мая на заседании Синодальной комиссии по канонизации святых было принято решение о включении имени преподобного Назария (Кондратьева), местночтимого святого Тамбовской епархии в Собор Валаамских святых. В октябре 2004 года по благословению Святейшего Патриарха в Собор Валаамских святых были включены имена новомученика и исповедника Афанасия (Егорова), преподобномученика Иувеналия (Говорухина), канонизированного Американской Православной Церковью и преподобного старца Илии (Чеботарева), канонизированного 29 декабря 2003 году в Екатеринбургской епархии.

В 2002 году Святейшим Патриархом была освящена первая в России церковь, посвященная Валаамской иконе Божией Матери, устроенная после усердных молитв всего братства в помещении некогда упраздненного Никольского храма во внутреннем каре монастыря, где в 1897 году и была обретена чудотворная икона. В 1997 году, через сто лет, в связи с неизменным почитанием верующими этого образа, Его Святейшество установил совершать празднование иконы Божией Матери "Валаамская" 14 июля. Сейчас Валаамский образ Божией Матери является одной из главных святынь Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Перед иконой служатся молебны, происходят исцеления.

Новым этапом в истории возрожденной обители стало создание Попечительского совета по восстановлению Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, которое возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В 2005 году были завершены реставрационные работы по восстановлению живописи собора на площади свыше 5 тысяч м?. Освящение главной святыни монастыря было совершено Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II 19 августа 2005 года, в день Преображения Господня – престольный праздник обители.

В начале XX века при Валаамском монастыре существовало 13 скитов. В настоящее время восстановлено одиннадцать.По традиции валаамская обитель имеет подворья в Санкт-Петербурге: одно – с церковью во имя Казанской иконы Божией Матери и приделами во имя свят. Николая и преп. Серафима Саровского, часовней святых новомучеников Российских (до революции – подворье Стаpо-Ладожского Успенского женского монастыря, 1904-09 гг., арх. Вас. А. Косяков), другое – историческое, у бывшей пристани на Синопской набережной. В Москве историческое подворье на ул. Тверской-Ямской. Есть и новые подворья – в Приозерске с церковью во имя Всех святых (1890-94, арх. И.Я. Аренберг), в Сортавале с деревянной церковью во имя святителя Николая Чудотворца, на Кавказе.

Вековые монашеские традиции Валаама, как других российских обителей, были прерваны в годы богоборческих гонений. Сейчас вся братия, включая и трудников, живет в капитально отремонтированном Братском корпусе внешнего каре (на отгороженной территории монастыря) и занимает помещения внутреннего каре. Братия призываются не только к внешнему деланию, т.е. неопустительному присутствию на богослужении, трудам послушания, келейному правилу, но и к внутреннему, духовному, составляющему сущность монашеского подвига, постоянному упражнению в Иисусовой молитве, борьбе со страстями, к откровению помыслов, частой исповеди и причащению Святых Христовых Таин.

Как провидчески сказал о Валааме в 1936 г. замечательный русский писатель И.С. Шмелев, "придет время, и расцветут подросшие цветы духовные: "Господний посев не истребится". Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: "Валаам, на котором вы видите гранитные уступы и высокие горы, сделается для вас той духовной высотой, с которой удобен переход в обитель рая". Ныне на Валаам ежегодно прибывают тысячи людей, в последние годы – все больше богомольцев, стремящихся прикоснуться к живоносному источнику православной веры.


Примечания

1. В древних документах русское название острова – Валам, с двойным "а" – слово Валаам, а также образованное от него прилагательное валаамский, стало употребляться с начала XVIII в. Карелы называют остров Валмои, а финское наименование – Valamo. Распространенной версией, рассказывающей о происхождении топонима, является перевод с финского языка как "высота", "высокая земля". Впервые это гипотеза была изложена в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. Лингвист Е.А. Левашов считает, что топоним Валаам образован от финского слова valaa – "лить (металл)", "отливать (из металла)". См.: Горбаневский М. В мире имен и названий. 2-е изд. перераб. и доп. М. 1987. С. 94-95.

2. Рукопись Валаамского монастыря. По редакции этой рукописи преосвященный Макарий (Булгаков) и приводит в своей "Истории Русской Церкви" житие преподобного Авраамия.

3. Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. I. 1334-1598 гг. СПб., 1841. 235 c.

4. Антониево-Дымский монастырь был основан в XIII в. преподобным Антонием, учеником преподобного Варлаама Хутынского, у Дымского озера среди тихвинских лесов. В обители имелись Троицкий и Иоанно-Предтеченский храмы (разрушены). С 1997 г. это скит Тихвинского Успенского монастыря. В 2001 г. обретены мощи преподобного Антония. См. Преподобный Антоний Дымский / Сост. Геннадий Беловолов, священник. СПб. – Тихвин, 2002.

5. История Российской иерархии. Ч. VI. 586 с. В самой повести игумен по имени не назван (Прохоров Г.М. Повесть об Усть-Шехонском Троицком монастыре и рассказы о городе Белозерске // Книжные центры Древней Руси. XVII век. Разные аспекты исследования. СПб., 1994. 167 c.).

6. Житие и чудотворения преподобных Зосимы и Савватия. М., 1837. 1 с. См. также: Минеева С.В. Житие и чудеса преподобных Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев. Курган, 1995.

7. Святитель Геннадий (Гонзов) составитель первого славянского кодекса Библии и пасхалии, деятель духовного образования. Скончался на покое в Чудовом монастыре в 1504 г.

8. Синодик Васильевского монастыря, хранившийся в монастырской библиотеке.

9. Согласно тому же преданию, Магнус Смек Эриксон, шведский король в 1319-1363 гг., правнук ярла Биргера, возвращался из неудачного похода на Великий Новгород и около берегов Валаама потерпел кораблекрушение. Могилу на Валааме видел Н.Я. Озерецковский в 1795 г. Имеются также данные о том, что Магнус после ряда неудачных походов и участия в междоусобицах, находился в заточении. Освободившись в 1371 г., он через три года утонул при Лундхольме и был похоронен в Норвегии (Накадзава. Рукописание Магнуша. Исследования и тексты. СПб., 2003).

10. Старая Ладога (до 1704 г. – город Ладога) – "столица северной Руси", один из древнейших русских городов, основанный не позднее 753 г. и ставший значимым звеном на торговом и военном пути "из варяг в греки". С призванием в Ладогу в 862 г. варяжского князя Рюрика и его братьев связывают начало русской государственности. С третьей четверти XI в. Ладога – "пригород" Новгорода.

11. Митрополит Исидор, бывший игумен Соловецкого монастыря, был определен на Новгородскую кафедру Борисом Годуновым в 1603 г. Управлял епархией в период Смуты и шведского разорения Новгорода.

12.Акты, собранные Археографической экспедицией. Т. III. № 96. 131 с.

13. Амвросий (Орнатский), архимандрит. История Российской иерархии. М., 1811. Часть. III. 502 с.; Часть. IV. 163 с..

14. См.: Жербин А.С. Переселение карел в Россию в XVII веке. Петрозаводск, 1966.

15. Анохина Т. Кирилло-Белозерский монастырь возобновитель Валаамской обители // К свету. № 15. (Год не указан).

16. Озерецковский Н.Я. Указ. соч. С. 61-64.

17. Владыка Гавриил (Петр Петрович Петров, 1730, Москва – 1801, Новгород) – крупнейший деятель Церкви XVIII в., первый митрополит Санкт-Петербургский. Проповедник, специалист в области литургики и догматического богословия, один из первых хранителей памятников церковной старины, организатор миссионерской деятельности, перевода святоотеческой литературы, попечитель духовного образования и монашества. Отличался строгой аскетической жизнью, благотворительностью.

18. Ф.Ф. Набилков – почетный гражданин, из крепостных Ярославской губернии графов Шереметевых. Занимался в Москве торговлей мануфактурой, там же с братом Василием учредил приют и богадельню, получившие название Набилковских.

19. Старый Валаам: Воспоминания архимандрита Афанасия (Нечаева) // Русский паломник.1990. №1. 48 с.

20. См. Всеволод (Филипьев), инок. Миссия валаамских изгнанников // Святорусское откровение миру. Избранные статьи. 2000. С. 81-141.

21. Умное делание. О молитве Иисусовой. Сборник поучений Святых Отцов и опытных ея делателей. Изд. Валаамского монастыря. Валаам, 1936 г.

22. Харитон, игумен. Аскетизм и монашество. Изд. Валаамского м-ря. Паппиниемми, 1943. Книга не переиздавалась.

23. Доклад Наместника Валаамского монастыря иеромонаха Исаакия Настоятелю игумену Харитону со старшей братией о эвакуации с Валаама монастырского имущества 13 марта – 21 марта 1940 года. Архив Ново-Валаамского монастыря.

24. Школа боцманов ВМФ и рота юнг на острове Валаам. Буклет. Петрозаводск. 1986.

25. Псково-Печерский патерик. К истории Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. Печоры, 2002. С. 185-283.

26. Были разрушены и находившиеся под попечением Валаамской обители Андрусовский и Сяндемский монастыри (Олонецкий район Республики Карелия), а также, в значительной части, Палеостровская обитель преп. Корнилия на Онежском озере.

27. Об архитектуре и реставрации монастыря см. также: Левиаш Т.Л. Валаам. Петpозаводск, 1990. Рывкин В.Р. По Валааму. Петpозаводск, 1990.




(с) по информации с официального сайта обители http://valaam.ru/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 фев 2013, 16:22 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
Скит во имя св. Иоанна Предтечи (остров Валаам)

Предтеченский остров площадью около трех квадратных километров находится в четырех километрах от монастыря. Прежде он назывался Монашеским (Серничан), может быть, от древнего скита. В начале XIX в. здесь жили рыбаки.

В 1855 г. на самой высокой точке острова была устроена часовня во имя Св. Иоанна Предтечи. Вскоре по инициативе игумена Дамаскина сюда перевезли деревянную Преображенскую церковь, построенную валаамскими иноками в Васильевском монастыре на Волхове в первой четверти XVII в., во времена вынужденного изгнания из разоренного шведами Валаама.

В 1858 г церковь была полностью воссоздана по проекту А. М. Горностаева. Одноглавый храм на каменном фундаменте с высокой двухъярусной шатровой колокольней построен в русском стиле и освящен Санкт-Петербургским митрополитом Григорием. Храм украшали древние иконы и колокол времен Бориса Годунова. В 1860 г. о. Дамаскин освятил нижний, высеченный в скале «пещерный» зимний храм во имя Трех Святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого. Иконы для него написал В. Пешехонов.

В подражание великому постнику Св. Иоанну Предтечи этот скит был «овеян духом древнего сурового подвижничества» и отличался самым суровым уставом: иноки вкушали только растительную пищу, причем в понедельник, среду и пятницу без масла. Женщинам доступ на остров был воспрещен, а мирянам разрешен только с благословения игумена.

В свое время здесь было более 10 домиков скитян. Сейчас из этиъ строений мало что осталось. Уцелевшие фундаменты хранят память о великих подвижниках, из которых наиболее известен первый — схимонах Иоанн (Родионов, 1810-1894). С 1840 г. он не покидал Валаам. Будучи от природы словоохотлив, он, по благословению игумена Дамаскина, 14 лет соблюдал обет молчания, почитал себя хуже всей братии. При суровом аскетизме о. Иоанн излучал на окружающих радость и любовь — «казалось, что изображение святого чудесным образом сошло с церковной стены и стоит, облеченное в плоть». У алтаря церкви находится колодец, облицованный серым гранитом и увенчанный когда-то деревянным шатром — место для колодца указал игумен Дамаскин. Рядом — две могильные плиты в ограде. Первым был погребен прозорливый схимонах Никита (почивший в возрасте 75 лет в 1907 г.), проживший 33 года на Валааме — он молил Господа избавить его от внезапной смерти и пострадать перед кончиной, чтобы это вменилось ему вместо добрых дел. В 1914 г. рядом с ним погребли 83-летнего схимонаха Исаию — «ревностного подвижника, не знавшего праздности, образец нестяжания и терпения в болезнях, 61 год неисходно прожившего в обители». Учеником его был игумен Гавриил и духовным преемником — схиигумен Иоанн (Алексеев), также валаамский постриженик, бывший настоятель Трифоново- Печенгского монастыря, живший с тремя схимниками на Предтеченском острове в 1930-е гг. О. Иоанн умер в Ново-Валаамском монастыре в Финляндии в 1957 г. Неоднократно издававшаяся его книга — «Письма валаамского старца» — один из духовных ориентиров православного человека в современном мире.

В наше время в скиту постепенно возрождается иноческая жизнь на основе прежнего устава.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 фев 2013, 16:22 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
Скит во имя Воскресения Христова (остров Валаам)

Скит расположен на берегу Большой Никоновской бухты, главной гавани Валаама, в том месте, где, согласно Валаамскому пpеданию, св. ап. Андpей Пеpвозванный воздвиг каменный крест (или апостольский жезл). Впоследствии здесь стояла часовня во имя Святого Андрея, возобновленная в 1846 г. В конце XVIII — начале XIX в. в пещере, где жили змеи, подвизался иеромонах Никон (1745(6)-1822 гг.), по имени которого получили название Большая и Малая Никоновская бухты.

В 1896 г. благотворитель и паломник И.М. Сибиряков предложил игумену Гавриилу устроить на этом месте, где жили монастырские рыбаки, скит и пожертвовал 10 тысяч рублей. Он собирался остаться здесь, но отправился на Св. Гоpу Афон, где принял Великую схиму и вскоре умеp. План двухэтажного храма составил много работавший на Валааме финляндский епархиальный архитектор В.И. Баранкеев (1850-1902). В 1901 г. началась расчистка места для будущего храма: с помощью взрывов в диабазовой скале углубили место, заложили фундамент и летом 1902 года начали класть стены. Всего за год храм вчерне был готов. В 1905 году выполнили внутреннюю отделку. 30 июля 1906 г. главный Воскресенский престол освятил архиепископ Финляндский и Выборгский (впоследствии Патриарх Московский и Всея Руси) Сергий (Страгородский).

В архитектуре храма, построенного на цоколе серого гранита из валаамского кирпича, с трехмаршевой лестницей и гранитными колоннами, сочетаются черты классицизма, барокко и русский стиль. Нижний храм во имя Св. Апостола Андрея был освящен игуменом Пафнутием и устроен по подобию пещеры храма Гроба Господня в Иерусалиме — Кувуклии. Мимо располагавшегося справа небольшого мраморного иконостаса и слева — камня помазания, обозначавшего камень, на котором Праведный Иосиф и Никодим помазывали Пречистое Тело Спасителя, проход ведет в Притвор Ангела, где находился камень, будто отнятый Ангелом от Гроба Спасителя с частицей подлинного. Низкий и узкий проем соединяет его с пещерой Св. Гроба, где пребывало мраморное подобие Гроба Господня с подлинной частицей камня из Иерусалима.

Но сейчас, хотя святое место подверглось страшному поругаю, в этой темной церкви, освящаемой только свечами и лампадами, переживаешь великое благоговение. Ведь и в пещере, где был погребен Господь, не было красивого убранства, и низкие своды были такими же темными и скорбными, как сейчас на Валааме.

Убранство полного светом верхнего храма, в котором служба велась летом, напоминало о Светлом Хpистовом Воскресении. Все иконы были написаны Валаамскими монахами.

Лишь образ Божьей Матери Иерусалимской был передан из Москвы в благодарность за устройство там Валаамского подворья. В этом храме круглый год звучали пасхальные песнопения. Эта традиция соблюдая и сейчас, только в летнее время, когда на остров приезжает Хор Санкт-Петербургского подворья.

Первые шесть насельников скита поселились в доме под горой. Когда число их к началу 1910 г. возросло до 50 человек, были построены три корпуca: одноэтажные — келейный и хозяйственный к востоку, и двухэтажный с трапезной и кельями к северу от церкви (проект зодчего Н.Н. Никонова). В 1931 г. была открыта школа-приют для мальчиков с обучением церковному чтению, пению и иконописи по курсу народной школы.

После окончания наружной реставрации золоченый купол Воскресенского храма, как и прежде, служил ориентиром для прибывающих на Валаам судов. Никоновская бухта — одна из лучших пристаней на Ладоге — ныне главная гавань Валаама. Здесь живут и встречают паломников экскурсоводы монастыря.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 фев 2013, 16:23 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
Гефсиманский скит (остров Валаам)

Распространенная на Руси традиция паломничества, поклонения святыням, связанным с земной жизнью Спасителя, проявлялась в желании православного человека видеть на своей земле напоминание о Земле Святой. Устройство Гефсиманского скита, по замыслу игумена Маврикия, завершило создание на Валааме «русского Иерусалима». Отец Маврикий завершил строительство Новоиерусалимского скита на Сионской горе. Ладогу и небольшое Никоновское озеро соединяет проток, получивший название Кедрон. Слева за ним — 30-метровая Елеонская гора, вершину которой украшает пятиглавая часовня в русском стиле. Она освящена в 1912 г. во имя Вознесения Господня, свершившегося на горе Елеон. За ней, на 7-километровой дороге к обители находится поле «Иосафатова долина». Справа, как в Палестине, расположено Мертвое море (Лещевское озеро), соединяющееся рекой Иордан с озером Сисяярви. Далее, слева от дороги, место кирпичного завода села Скудельниче (скудель — обожженная глина). Монастырь с Преображенским собором образуют на возвышении гору Фавор — место Преображения.

У подножия Елеонской горы находится Гефсиманский скит. В местности Гефсимания Господь молился пред Своими Крестными Страданиями. В небольшой деревянной часовне скита когда-то был лишь образ Моления о чаше. В Гефсиманском саду была погребена Пресвятая Богородица, поэтому скитская церковь (ее устроили в 1911 г. присоединив алтарь к часовне 1906 г.) освящена во имя Успения Богородицы. Этот престольный праздник отмечался 17(30) августа. Церковь, как и часовня, построена в стиле деревянных храмов Средней Руси. Колокольня и средняя глава завершены шатрами, церковь богато декорирована резьбой. За ней, между пихтами, два келейных корпуса (здесь жило 8-10 человек, в том числе исповедник «старого стиля» — последний великий старец Тимон, в схиме Михаил).


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 фев 2013, 16:23 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
Скит во имя Коневской иконы Божией Матери (остров Валаам)

От западных ворот Большого скита дорога, проложенная через лес и скалы в 1863-1864 гг., ведет к трем живописным озерам. Крупнейшее из них — Игуменское. С 1827 г. семь лет на его берегу в деревянной келье подвизался будущий игумен Дамаскин. Теперь только самая большая на Валааме лиственница (высотой 32 м диаметром обхвата 1 м), да фундамент напоминают о пустыннике.

В 1870 г. игумен Дамаскин на месте прежнего своего уединения задумал устроить скит во имя Коневской (Акафистной) иконы. Ею в 1393 г. благословили на Афоне Преп. Арсения на основание в северных пределах Руси монастыря во имя Пресвятой Богородицы. Особенностью иконы являются два голубиных птенца, которых держит Богомладенец — очистительная жертва за младенца мужского пола. Преп. Арсений основал Коневский монастырь, от которого икона получила свое имя. Она особо почиталась в Санкт-Петербурге, Новгороде, Приладожье. С 1956 г чудотворный образ находится в соборе Ново-Валаамского монастыря. Бывшая в скиту копия этой иконы утеряна.

Проект деревянной церкви на скалистом мысу между озерами Игуменским и Мустаярви составил Е.И. Карпов. Скромный одноглавый храм с колокольней над притвором, самый маленький на Валааме, встал рядом с двумя избами-кельями. На праздники приезжал служить с близкого Порфирьевского острова схиигумен Федор, живший на нем в уединении 15 лет. С соседних островов на Порфирьевский он возил землю, носил до 150 ведер воды для поливки разведенных им сада и огорода, а остальное время славил Бога в часовне во имя Преп. Серафима Саровского. О службе о. Федора и о. Николая в Коневском скиту писал Б.К. Зайцев. В середине 1950-х годов строения Коневского скита были разобраны до фундаментов. Церковь была перевезена на Центральную усадьбу и приспособлена под кормокухню для свинарника. Позже оскверненная святыня была почти полностью уничтожена пожаром.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 фев 2013, 16:24 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
Скит во имя Смоленской иконы Божией Матери (остров Валаам)

В последнем по времени устройства Валаамском скиту жил единственный насельник — иеросхимонах Ефрем (Хробостов) (1871-1947 гг.). В 12 лет, тайком от родителей, он пришел на Валаам и упросил игумена оставить его в числе братии. После 12 лет послушания он принимает постриг и через 4 года — священный сан. Во время службы на Московском подворье он был приглашен в качестве духовника к Главнокомандующему Русской армией Великому Князю Николаю Николаевичу. В конце июня 1914 г. Великий Князь с семьей в сопровождении о. Георгия побывал на Валааме во время приезда туда архиепископа, впоследствии Патриарха Сергия, и выразил желание устроить на Смоленском перешейке Скитского острова скит, где 12 старцев-схимников неусыпно читали бы Псалтирь с поминовением воинов, павших за Веру, Царя и Отечество.

Освящение скита предполагалось во имя Валаамской иконы Божией Матери, написанной иеромонахом Алипием и чудесно обретенной по видению одной паломницы. Строительство церкви велось в 1915-17 гг. по проекту Великого Князя Петра Николаевича в стиле древних псковских и новгородских храмов. Строгий храм венчали две шлемовидные главы. 24 июня 1917 г. архиепископ Сергий освятил ее во имя Смоленской иконы Божией Матери (также была освящена находившаяся рядом деревянная часовня), поскольку Валаамская икона не была общецерковно прославлена.

О. Георгий не оставил благой мысли Великого Князя. Он поселился в скиту и совершал ежедневно с 5 утра уставные службы, поминал погибших в Великую Войну героев. В 1919 г. он принял великую схиму. В своей скромной келье он с радостью принимал богомольцев, тайно постриг свою духовную дочь, фрейлину Императрицы Анну Вырубову. Памятуя о смерти, он спал в гробу и ископал для себя могилу. Но Господь судил его умереть вдали от родного Валаама, в эвакуации в Финляндии. Там же оказалась икона Валаамской Божией Матери, ныне одна из главных святынь Ново-Валаамского монастыря.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 фев 2013, 16:24 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
Скит во имя Всех святых (остров Валаам)

Скит во имя Всех святых или Большой — первый по времени основания на Валааме. Полагают, что на его месте, в 3,5 км от монастыря, стояла уединенная келья прп. Александра Свирского. Со времен основания скит прославился своими подвижниками — старцами Клеопой, Федором, Леонидом, учениками прп. Паисия Величковского.

Зная, как вредны для здоровья иноков кельи из дикого камня, игумен Дамаскин на пожертвования купца из г. Фридрихсгам (ныне г. Хамина, Финляндия) Ф.Ф. Набилкова в 1842-1844 гг. строит настоятельский, трапезный и шесть келейных корпусов, стены со святыми вратами и часовню за оградой (проект выполнил, вероятно, К.И. Брандт, впоследствии Санкт-Петербургский епархиальный архитектор).

В 1846 г. А.М. Горностаев спроектировал двухэтажный пятиглавый храм в древнерусском стиле с чертами византийской и классической архитектуры. 18 августа 1849 г. нижняя церковь была освящена во имя Всех святых свт. Игнатием (Брянчаниновым), а в 1894 г. расписана под руководством игумена Гавриила и иеромонаха Луки.

В 1865 г. прибыл на Валаам и поселился в скиту Всех святых прп. Антипа Валаамский. Пройдя долгий путь послушания и духовного восхождения в молдавских и афонских монастырях, преподобный принял подвиг старчества, был усердным молитвенником и строгим постником, обладал даром прозорливости. Незадолго до кончины прп. Антипы чудотворный образ Божией Матери, принесенный подвижником с Афона, во время молитвы чудесным образом переместился к нему на грудь. Обретенные в 1991 г. святые мощи преп.Антипы находятся ныне в Спасо-Преображенском соборе монастыря.

В строгом по уставу скиту только в 1894 г. было разрешено в непостные дни вкушать молоко. Женщины могли попасть сюда лишь на престольный праздник с крестным ходом в день Всех святых.

С 1940 г. Всехсвятский скит в течении полувека стоял заброшенным и, как многие другие памятники Валаама, постепенно разрушался. Часть утвари (в том числе иконы работы В.П. Пешехонова) находится сейчас в Финляндии.

Первая после полувека «мерзости запустения» Литургия совершена в праздник Всех святых в 1993 г. в нижнем храме скита наместником Валаамской обители игуменом Панкратием (ныне епископ Троицкий). В скиту была восстановлена иноческая жизнь в соответствии с прежним уставом.

С начала 1990-х годов в скиту начались восстановительные работы, но их объем был явно недостаточным. Ситуация стала меняться только в 2009 году, когда основанный Г.Н. Тимченко фонд «Ладога» взял на себя финансирование реставрационных работ. За короткий срок были отреставрированы храм, келейные корпуса и ограда с башнями, завершены работы по благоустройству территории.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 01 фев 2013, 16:25 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 10 окт 2012, 18:52
Сообщения: 58
Скит во имя святителя Николая Чудотворца

Всех приплывающих в Монастырскую бухту встречает далеко видный с Ладоги храм во имя Св. Николая Мирликийского, покровителя плавающих и путешествующих, молитвами которого освящается водная стихия.

Церковь построили в 1833 г. усердием купца Николая Солодовникова из Санкт-Петербурга. Александр Дюма, посетивший Валаам в 1858 г., писал, что «эта церковь — подлинное сокровище, как по художественным достоинствам, так и по своему богатству — создание лучшего архитектора России». Автор проекта — А.М. Горностаев (1808-1862), один из основоположников русского архитектурного стиля. Наряду с К.А. Тоном, строителем Храма Христа Спасителя в Москве, он стремился возродить утраченную со времен реформ Петра I национальную архитектурную традицию, ориентируясь на зодчество Древней Руси. Прототипами Никольской церкви явились московские храмы XVI в.

В 1858 г. на острове по плану А.М. Горностаева был построен двухэтажный дом. В 1856 г. во втором его этаже игуменом Дамаскиным была освящена домовая церковь во имя его небесного покровителя Св. Иоанна Дамаскина, сирийского богослова (проект архитектора Г.И. Карпова). Иконы и росписи, часть которых исполнил игумен Гавриил, уничтожены.

Иноки Никольского скита привозили почву и, укрепив ее подпорками, развели фруктовый сад, высадили клены, ясени, сирень. Несли они таможенную службу — монастырский устав строго воспрещал ввозить табак и спиртное. Рядом с таможней — один из гранитных поклонных крестов с изображениями символов крестных страданий Спасителя, большую часть которых установил игумен Дамаскин.

В 1935 г., когда Никольский скит посетил писатель Б.К. Зайцев, там жил лишь один монах — отец Милий. Ныне в скиту живут постоянные насельники.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 12 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Паломническая служба «СИМБИРСКИЙ ПАЛОМНИК» Симбирская Митрополия Барышская епархия Мелекесская и Чердаклинская епархия
Паломническая служба «СИМБИРСКИЙ ПАЛОМНИК» © 2011-2013 тел.(8422) 72-51-14, (8422) 45-43-84